Исповедь

Пятнадцать лет воспоминания Маргариты Николаевны ЕГОРОВОЙ, учёного-востоковеда, члена Комиссии по культурно-художественному наследию Н.К.Рериха, а затем и непосредственного участника создания Советского фонда Рерихов, пролежали в моём письменном столе. Опубликовать их в «Дельфисе» не решалась. Понимала, какой шквал обвинений обрушится и на журнал, и на меня. Однако когда-то они всё же должны увидеть свет, да и написаны они по моей просьбе. А случилось это в начале 2002 года.

С Маргаритой Николаевной мы познакомились в 1990 году – с первых дней моей работы в Советском фонде Рерихов. Позже, когда делом моей жизни стал журнал «Дельфис», наши отношения переросли в дружбу. Егорова была одним из первых постоянных авторов нашего журнала. Её статьи были посвящены Учению Живой Этики. Рериховское движение в ту пору бурно развивалось в нашей стране и нуждалось в научном обосновании положений Учения, дабы не допустить его упрощённо-сектантского восприятия. Вот названия некоторых её статей: «Меж столетьями прошедшим и грядущим», «Огонь сознания в Учении Жизни», «Серебряный век и теософия», «Три огня: механизм действия», «Фохат (основные аспекты)», «Наше истинное Солнце» и другие.

Она всегда оставалась нашим старшим товарищем, и в трудные моменты жизни мы – сотрудники «Дельфиса» – обращались за советами к ней. В нашей, как мы говорим, «дельфийской семье» были ещё две старейшины – это Мария Филипповна Дроздова-Черноволенко и Евгения Михайловна Величко. Все они уже ушли из жизни. Каждая прошла свой нелёгкий путь на стезе последователей Рерихов. Благодарность им навсегда осталась в наших сердцах.

Однажды, 7 марта 2002 года, мы говорили с Маргаритой Николаевной по телефону. Вероятно, я задала какой-то вопрос, и она стала рассказывать о событиях более чем 20-летней давности – первых «шагах», связанных с созданием Комиссии по культурно-художественному наследию Рериха и Советского фонда Рерихов. Её слова я, по журналистской привычке, записала, и этот листок сохранила. Он теперь лежит перед моими глазами. Тогда-то я и попросила Маргариту Николаевну написать воспоминания о том судьбоносном времени, что она вскоре и сделала. И теперь, уверена, пришла пора их опубликовать.

Вынося их на суд читателей, понимаю, что многие приверженцы МЦР обрушат на меня и «Дельфис» обвинения в привычной для них риторике. Но ведь публикация эта рассчитана не на них, а на тех последователей Рерихов, которые способны на здравую оценку событий, своих убеждений и взглядов, волю к сотрудничеству в новом пространстве Рериховского мира. А те, кто идёт другой дорогой, для кого поклонение «культу Шапошниковой» является их жизненным кредо, имеют на то право. И этот их выбор достоин уважения. А что-то им доказывать – бесполезно.

Все мы понимаем, что каждый человек на своём жизненном пути допускает ошибки, даже если он является носителем некой миссии. И чем выше его положение, тем серьёзнее последствия его заблуждений. Высокий путь – это путь жертв и самого строгого отношения, прежде всего к своим чувствам и действиям. Выходя на происходящий в настоящий момент новый виток развития рериховского движения, полезно, вернее, необходимо оценить критическим взглядом ошибки прошлого. Момент истины настал. Ради будущего, свершения бурно развивающихся начинаний сегодняшнего дня эта публикация.

Н.А.Тоотс

Исповедь

Егорова М.Н.кандидат исторических наук

Москва, март 2002 года

Осенью 1978 года я была в научной командировке в Индии. К тому времени у меня сложилось твёрдое убеждение, что единственный, кто скажет, как мне жить, был Святослав Николаевич Рерих. Посещение г. Бангалора было запланировано мною заранее, и в октябре я провела там восемь счастливых дней, почти ежедневно бывая у Святослава Николаевича и Девики Рани. Там я познакомилась с Адити Васиштхой – директором школы им. Ауробиндо Гхоша. С ней мы подружились, много беседовали о жизни, была у неё в гостях и в школе.

Около библиотеки М.Светлова. Слева направо: М.Ф.Дроздова-Черноволенко, Н.А.Тоотс, М.Н.Егорова, Е.М.Егорова

 

На мою просьбу связаться с кем-либо из рериховцев (кроме Л.В.Шапошниковой) С.Н.Рерих дал мне адрес Павла Фёдоровича Беликова. Переписка, а затем и встречи с ним у нас дома ввели меня в круг забот рериховцев. П.Ф. подарил нам с Леной [Е.М.Егорова – дочь М.Н. – Ред.] три книги Учения Живой Этики первых рижских изданий, но посоветовал всё же обратиться за материалами к Людмиле Васильевне Шапошниковой. Со времени встречи с Л.Ш. (очень настороженной с её стороны тогда, ещё до моего отъезда в Индию) отношение моё к ней изменилось и стало самым сердечным.

Я не буду описывать подробности усилий, связанных с созданием Комиссии по наследию Н.К.Рериха по инициативе П.Ф.Беликова, Л.В.Шапошниковой, В.П.Князевой, Е.В.Шевелёвой и других. Душой всех этих усилий был конечно, Павел Фёдорович. История создания этой комиссии опирается на документы, в том числе и на те, что имеются в моём архиве (копии писем министру культуры П.Н.Демичеву, В.Шапошникову в ЦК КПСС и др.). Упомяну только, что весной 1979 года у нас с Л.Ш. утвердилась идея создания музея Н.К.Рериха. Мы были у Е.М.Примакова (он тогда являлся директором ИВ РАН1), который с готовностью поддержал эту идею; при нас позвонил в редакцию «Литературной газеты» и договорился с А.Чаковским [главным редактором. – Ред.] о публикации письма-обращения от имени представителей интеллигенции.

Л.Ш. уехала в Индию, а я, по согласованию с П.Ф., собирала подписи под составленным нами обращением. Первая подпись была академика Б.С.Соколова. Поначалу его доброжелательное отношение к этой идее окрылило, но с другими было сложнее: писатель Л.Леонов отказался, историк искусства В.С.Кеменов – тоже (впоследствии, правда, он изменил свою позицию), академик Е.К.Фёдоров (председатель Советского комитета защиты мира) всё тянул и тянул.

Но главное – изменились обстоятельства. После приезда Павла Фёдоровича из Новосибирска2отношение его к созданию музея стало иным. (Валентин Митрофанович Сидоров также поддерживал его в этом.) Он считал нужным продолжать хлопоты именно о комиссии по наследию, а вопрос о музее отодвигался на второй план. К тому времени в Государственном музее искусства народов Востока (ГМИНВ) был создан Кабинет Н.К.Рериха. У нас же, в Институте востоковедения РАН, разговоры о всякого рода искажениях и раздорах среди рериховцев Новосибирска дошли до Примакова (после разговора П.Ф. с Г.Г.Котовским, тогда заведующим отделом Индии), и о поддержке наших усилий с его стороны уже речи не было.

А время шло, и я не могу не вспомнить о чувстве радостной благодарности ныне покойному В.М.Сидорову за его публикацию «Семи дней в Гималаях» (журнал «Москва», №8, 1982 г.) и, что важно, с фрагментами записей бесед с Учителем благословенной Конкордии Евгеньевны Антаровой. Тогда, вместе с его заметками о пребывании в Индии и беседах со Святославом Николаевичем Рерихом, эта публикация была важным событием для многих, событием, приблизившим внутренний мир индийцев к нашим душам. И, наверное, впервые в нашей печати так свободно и открыто говорилось о многом сокровенном, исходящем от Учителей Света <…>.

После торжественного празднования 110-летнего юбилея Н.К.Рериха и 80-летия С.Н.Рериха по рекомендации Л.Ш. я стала членом Комиссии по культурно-художественному наследию Н.К.Рериха. Её председателем был Борис Сергеевич Угаров – тогда президент Академии художеств; Ростислав Борисович Рыбаков был заместителем председателя этой комиссии; заседания её проходили в Кабинете Н.К.Рериха, в Музее Востока. Это был своеобразный центр актива рериховцев, всей работой которого руководила О.В.Румянцева. Ныне, пользуясь случаем, хочу сказать слова признательности и благодарности ей за её многолетнюю бескорыстную и самоотверженную деятельность во благо идей Рерихов и рериховского движения.

 

Государственный Музей Востока. Комиссия по наследию Н.К.Рериха. В центре сидят С.Н.Рерих и Девика Рани-Рерих.

Одним из почётных участников этих сборов в музее был замечательный художник-космист (группы «Амаравелла») Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий. Все люди там были особенными, но меня удивляло, что, несмотря на перестройку, инерция прошлых, очень осторожных подходов в отношении пропаганды именно наследия Рерихов была очень сильной: о художественном творчестве Н.К.Рериха читались лекции, готовились издания, а об Учении Живой Этики и особой роли Е.И.Рерих почти не упоминалось. Хотелось же более активных, а главное, более свободных форм деятельности в плане популяризации идейной значимости всего творчества Рерихов. Эти стремления отвечали духу перестройки, становления нового гуманистического мышления, освобождённого от ограничений тоталитаризма.

Надо сказать, что тогда же, в 1987–1988 годах, мы с Леной, Света Рыкова [китаистка и давний друг из нашей группы (без Л.Ш.)], а также математик Нина Стадникова и некоторые другие принимали участие в работе другой комиссии, под председательством Р.Б.Рыбакова, при Советском фонде культуры (Р.Б. был членом правления СФК, а Нина Александровна Стадникова – бессменным самоотверженным секретарём комиссии). Эта комиссия была нового типа – в помощь перестройке; она называлась: «Культура – интеллигентность и нравственность». Было создано несколько лекторских групп (на общественных началах) с привлечением к чтению лекций (поначалу для старшеклассников!) специалистов по различным отраслям знаний из ИВ РАН, Института русского языка АН СССР, а также институтов славяноведения, философии и других. Задачей комиссии было также содействие эстетическому воспитанию, введению в школах различных дисциплин по искусству. Работа началась очень успешно, и СФК стал тогда нашим вторым домом.

Велик был подъём духа! Надежды на какие-то общие коренные демократические перемены к лучшему, нравственное совершенствование всех нас, личные устремления к Высшему укрепляли силу духа и бескорыстные помыслы.

Огромное вдохновляющее значение имели приезды в Москву Святослава Николаевича Рериха, особенно в 1984 и 1987 годах. Воодушевляли не только выставки полотен Н.К. и С.Н., но и многие публичные беседы Святослава Николаевича. Они очень импонировали настроениям рериховцев; С.Н. очень точно чувствовал возможности нашего восприятия им сказанного, так что после этих встреч все уходили радостными и ещё более устремлёнными.

И в жизни нашей также происходили какие-то новые реальные сдвиги, поражавшие начавшийся процесс внутреннего раскрепощения советских людей. Это были поэтические вечера в Зале Чайковского, лекции в Политехническом музее, в домах культуры. Снова всколыхнулась идея создания Центра-музея Н.К.Рериха. Необходимость реальных шагов в этом направлении, казалось, была нуждой часа.

Шура Юферова [искусствовед. – Ред.] договорилась о встрече с Б.С.Угаровым, и мы – Людмила Шапошникова, Шура и я – отправились к нему на приём в Академию художеств. Л.Ш. хорошо провела разговор с ним, и цель была достигнута: Б.С. (мне был очень симпатичен этот достойный и мягкий человек!) согласился вместе с нами создавать Фонд или Центр-Музей Н.К.Рериха; в то время эти понятия как-то не разделяли. Естественным было и участие Р.Б.Рыбакова, и вхождение наше с этой идеей в СФК.

Весной 1989 года большое значение имели, конечно, поездка Ростислава Борисовича Рыбакова в Индию, к С.Н.Рериху, и, как результат её знаменитая публикация в газете «Советская культура» – «Медлить нельзя». К этому времени уже оформилась и инициативная группа по созданию Советского фонда Рерихов (СФР). Основные положения текста, с которым Р.Б. ездил к С.Н.Рериху, были согласованы и подготовлены здесь, в Москве, Р.Б. и Л.Ш.; возможно, что в их обсуждениях принимала участие и Татьяна Петровна Григорьева. Я знала об этой совместной работе и полностью разделяла все выдвигаемые положения. Насколько я помню, по рассказам Р.Б., все они были приняты С.Н.Рерихом, который их дополнил, расставил акценты и внёс некоторые свои рекомендации.

Именно С.Н.Рериху обязан СФР своим рождением. И именно он был истинным основателем и фокусом всего рериховского движения в Советской России. Конечно, очень важна была и поддержка идеи создания СФР со стороны Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны Горбачёвых.

Надо сказать, что все мы считали, что руководителем Центра-музея должна быть Л.Ш. Кстати говоря, она нередко говорила мне, что верит в предсказание В.Шибаева [секретарь Н.К.Рериха в Индии. – Ред.] о том, что во главе рериховского движения в России будет женщина 1926 года рождения и что это относится именно к ней. А к тому времени она – писатель, индолог, путешественница – уже оставила свою преподавательскую деятельность в МГУ, вышла на пенсию и могла целиком посвятить себя, как она считала, своему предназначению.

И именно в это время, когда наша группа писала различные обращения к советской общественности, когда начали проводить интенсивные официальные заседания совместно с руководителями СФК, формировался наш «круг» по созданию Советского фонда Рерихов, как в своё время был создан подобный «круг» в Америке, деятельность которого направлялась Н.К. и Е.И. Рерих. Здесь членами «круга» были: Л.В.Шапошникова, Р.Б.Рыбаков, Т.П.Григорьева, А.А.Юферова, Р.А.Поповкина-Колонтай и автор этих строк. Уже сам состав этого «круга», особенно первых трёх лиц из названных, говорил о широких созидательных возможностях будущего Фонда – Центра-музея. Он отвечал сущности Учения Живой Этики, как явления синтеза заветов великих Учителей Братства Света. В эту первую тройку неслучайно входили, кроме Людмилы Васильевны Шапошниковой, Ростислав Борисович Рыбаков, специалист по индуизму (Веданта), и Татьяна Петровна Григорьева, специалист по буддизму. Открывались пути широчайшей просветительской активности для всего рериховского движения.

И все мы верили, что Советский фонд Рерихов (разумеется, и Музей также!) должен иметь статус именно общественной организации. По тем временам стремление освободиться от диктата ЦК КПСС и КГБ было естественным; мы хотели, чтобы в вопросе о статусе Фонда наши стремления и действия отвечали истинным задачам перестройки. (Там, наверху, в ЦК КПСС, как известно, шла жестокая борьба!) И поэтому мы отстаивали идею создания Фонда в статусе не государственной, а общественной организации. На всех заседаниях в СФК, вплоть до учредительной конференции, эту идею приходилось упорно защищать. Позицию нашу на этих заседаниях активно и последовательно отстаивали Шапошникова, Рыбаков и Григорьева. А мы, остальные трое, задавали нужные вопросы и всем своим поведением поддерживали сплочённость и единомыслие нашего маленького коллектива.

 

1989 г. Учредительное собрание Советского Фонда Рерихов. Выступает Р.Б.Рыбаков

 

Иногда на наших заседаниях присутствовали Валентин Сидоров и Феликс Кузнецов (директор Института мировой литературы). Их позиция не расходилась с идеями руководящих товарищей из СФК, выступавших против общественного характера СФР. И ситуация складывалась непростой, ибо наши будущие почётные учредители – и Дмитрий Сергеевич Лихачёв (председатель правления СФК), и Анатолий Карпов (председатель правления Советского фонда мира) – поддержали идею Фонда Рерихов именно как общественной организации.

Когда дискуссия на этих заседаниях обретала слишком острый характер, атмосферу эту обычно разряжал Р.Б.Р., и всё как-то входило в нормальное русло. Но тяжелее всего приходилось всё же Людмиле, ибо её приглашали «на индивидуальные беседы» и давили на неё так, что после одного из таких собеседований она сказала мне: «Знаешь, сегодня было особенно трудно, я стояла перед ними, как у стены расстрела…».

Работа по подготовке учредительного собрания СФР проходила очень интенсивно: готовили проект устава, состав учредителей, бюро и правление фонда и т.п. Мне было поручено организовать само собрание. Оно происходило в здании СФК. Были составлены списки приглашённых, и пускали только по ним. На собрание были приглашены и присутствовали Б.А.Смирнов-Русецкий и О.В.Румянцева; Раиса Максимовна Горбачёва была почётным гостем. Невозможно перечислить всех, сидевших в президиуме; это всё есть в документах. Скажу только, что Валентин Сидоров и Феликс Кузнецов сидели в президиуме собрания и ситуация была достаточно напряжённой.

 

С единомышленниками и друзьями после конференции в Музее Востока. Слева направо: М.Н.Егорова, Е.М.Величко, О.В.Румянцева, Н.А.Тоотс, Е.М.Егорова и еще одна из участниц.

 

Когда стали обсуждать кандидатуры членов бюро и правления, мы – Шура Юферова и я – выступили с отводами: Шура выступила против кандидатуры Валентина Сидорова, а я – против Феликса Кузнецова. Сейчас я не помню, какие были возражения против вхождения Сидорова. Суть же моего выступления состояла в том, что ничто не может бросать тень на гуманистические и этические идеи семьи Рерихов, заложенные в основании Фонда. (Имелся в виду нашумевший в 1980 году (?) разгон Кузнецовым, тогда руководителем Московской писательской организации, альманаха «Метрополь»3.) Обе кандидатуры были отклонены. Я никогда не забуду сияющие глаза Раисы Максимовны, устремлённые на меня после моего выступления.

Слева направо: Д.Рани-Рерих, Р.М.Горбачева, М.С.Горбачев, С.Н.Рерих.

 

Собственно, уже тогда раскол рериховцев Москвы был предрешён. Незадолго до этого собрания Валентин Сидоров провозгласил создание Ассоциации «Мир через Культуру». Но даже если бы он вошёл в правление Фонда, раскол всё равно был бы неизбежным, только тогда за этим бы стояла судьба Фонда. А Б.А.Смирнов-Русецкий (уже не помню его аргументации) сам отказался войти в состав правления Фонда. И вскоре последовало образование Московского рериховского общества под его председательством.

Честно говоря, всё происходящее не радовало; и когда в перерыве Б.С.Соколов спросил меня, удовлетворена ли я результатами собрания, я сказала: «Нет! Но другого выхода у нас не было!». Маячило давление и Старой площади, и органов; именно против этого и был наш решительный протест.

А теперь – примерный фрагмент из записи тех дней: «После конференции, по дороге домой, Л.Ш. подарила мне алую розу. А на следующий день, при встрече, что поразило меня и запало (с недоумением!) в душу, она сказала: “А теперь, Егорова, – ИЕРАРХИЯ! Теперь будет всё по-другому… Каждый из вас – сам по себе…”. Как же так? – спрашивала я себя. – Это не по Учению…»

Сил тогда хватало на всё. В ноябре 1989 года я представила на межинститутском симпозиуме свою первую исследовательскую работу по Учению: «Понятие индивидуальности в Учении Живой Этики». Доклад имел успех; его ксерокопия была принята (в виде исключения!) в библиотечный фонд ИВ РАН. (Ещё в конце 1988 года я перешла из центра индийских исследований в отдел культуроведения. Инициатором создания этого отдела и его первым завом был Р.Б.Р., тогда зам.директора ИВ РАН.)

И тогда же, в ноябре 1989 года, в Москву снова приехали С.Н.Рерих и Девика Рани. Их разместили в особняке на Воробьёвых горах, и доступ туда рериховцев был ограничен. Как мне казалось, это было потому, что в то время весь характер деятельности вокруг Фонда перешёл на более высокий официальный уровень: встречи с М.С. и Р.М. Горбачёвыми, постановление Совмина СССР и т.п. В этом особняке состоялись первые заседания бюро и правления СФР (я присутствовала на всех заседаниях, так как была секретарём бюро и членом правления).

На заседании правления меня утвердили руководителем группы по связям с рериховскими обществами. Внутренне я с удовольствием думала об этой работе, но особенно мне было дорого, что Святослав Николаевич, после того как назвали мою кандидатуру на этот пост, повернулся ко мне и с чувством удовлетворения сказал: «Да-да, Маргарита Николаевна, вы будете руководить этой работой, не правда ли?». И я с готовностью подтвердила своё согласие.

В ноябре 1989 года С.Н.Рерих назначил своих доверенных лиц, «представлвших (его) интересы в СССР»: Р.Б.Рыбакова и Л.В.Шапошникову. К тому времени у С.Н. появились, видимо, сомнения в отношении Л.Ш. И когда речь зашла о назначении доверенных лиц, он медлил со своим решением в отношении Л.Ш. А нам всем и тогда, и потом, было хорошо известно, что самым близким ему из всех нас был Р.Б.Рыбаков. За него не надо было просить, его назначение было само собой разумеющимся; а за Л.Ш. просить было надо. И мы ходили и просили С.Н. назначить её: и Шура Юферова, и я, и другие. И С.Н. хотя и не сразу, но согласился.

Как только мы смогли занять помещение (поначалу флигель, рядом с основным зданием – Лопухинским особняком), работа закипела. Л.Шапошникова и С.Житенёв вскоре уехали в Индию за наследием Рерихов. А я занималась двумя направлениями: созданием библиотеки Фонда и работой по связям с рериховскими организациями. Была создана концепция библиотеки, налажена связь с библиотеками: Исторической, ИВ РАН, ИНИОН (они согласились бесплатно передавать нам дубликаты книг по нужной нам тематике), с основными коллекторами Москвы (за деньги). Денежную помощь Фонду оказывали учредители и прежде всего Анатолий Карпов (Советский комитет защиты мира). Мы связались также с букинистами и некоторыми издательствами. Главной основой библиотеки, однако, стали книги, вернее, целая библиотека (включая редкие издания) известного индолога, специалиста по Средневековью (период Акбара!), доктора исторических наук Коки Александровны Антоновой. Время тогда уже было нелёгкое, а для пенсионеров особенно, и она согласилась нам её продать. Я пишу об этом потому, что всю эту работу осуществлял целый коллектив первых бескорыстных помощников СФР. Это были: А.А.Юферова, Р.А.Поповкина-Колонтай, С.А.Пономаренко, М.П.Бекрицкая, В.П.Старшов, В.В.Храмченко, С.А.Рыкова, а также мы с Леной. Привлекалась и Л.Н.Кишенкова. Ну и, конечно, первый штатный работник библиотеки М.С.Бухаркова, а затем и Валентина Шишкова.

Продвигалась и работа по связям с рериховскими организациями, и список членов актива Фонда и Центра-музея возрастал (см. архив). По этому направлению мне помогала (также давний друг из нашей группы) Майя Бекрицкая. Я уговорила Л.Ш. принять её в Фонд, именно в отдел по связям с общественностью. Взяли её не сразу, и довольно долго Майя работала на общественных началах. У меня в архиве есть отчёт о её деятельности по июнь 1990 года, в котором представлен весь круг вопросов, которыми мы занимались.

Нельзя не сказать и о поездке в Минск, на учредительную конференцию Белорусского фонда Рерихов. Мы ездили туда втроём: Наталья Тоотс, Сергей Житенёв и я. Н.А.Тоотс тогда начинала свою работу (представляла пресс-центр Фонда), и мы все были воодушевлены встречей с минчанами, их энтузиазмом и преданностью идеям Рерихов. Тогда, на этой конференции, я единственный раз в жизни лила слёзы радости прилюдно – так необычайно прекрасно было понимать и любить близких по духу людей.

 

1989 г. На учредительном собрании Белорусского Фонда Рерихов. Слева направо: первый — О.Рязанов, третий — С.Житенев, пятая — Н.Тоотс, шестая — М.Егорова

По возвращении Л.Ш. из Индии с наследием всё изменилось: и вся атмосфера в Фонде-центре, и наши с ней отношения. Конечно, в те годы постановки всего дела было много трудностей по чисто хозяйственным вопросам, но пренебрегать нравственными устоями и унижать человеческое достоинство людей, пришедших сюда по велению сердца, не дозволено никому.

Ныне, когда я погружена в другие мысли, писать обо всём этом совсем не хочется. И, вероятно, создавшаяся атмосфера в Центре будет яснее всего из письма, которое Л.Ш. получила от меня в ноябре 1990 года.

Тогда, оставаясь ещё членом правления, я фактически была отстранена от дела, порученного мне С.Н.Рерихом, и, почти заболев от бесконечных унижений со стороны Л.Ш., сосредоточилась на работе в институте.

[От редакции: Это письмо (ксерокопия) хранится в архиве журнала «Дельфис». Мы решили его не публиковать. Однако комментарии к нему М.Н.Егоровой в более позднее время мы приводим.]

 

Правда, сейчас я бы не писала так. А тогда была великая боль за попрание Духа, за ту обстановку в Фонде, пронизанную раболепством перед Л.Ш., а равно страхом и подозрительностью людей друг к другу. С неугодными ей боялись общаться…

В марте 1991 года, во время встречи с Л.Ш. (по моей инициативе) с целью как-то наладить сотрудничество, она поставила условием мой отказ от этого письма. Я не согласилась и сказала: «Извини за его, быть может, излишнюю резкость, но суть его верна». И всё осталось без изменений.

А на правлении я выступала против отхода Л.Ш. от замыслов С.Н.Рериха и от духа и буквы устава в отношении Фонда (в этом, кстати, легко убедиться, даже сравнив всё новые и новые варианты уставов), против сворачивания деятельности Фонда, а также против линии Л.Ш. на всевластие и фактическое утверждение сектантства. Всё это должно быть в протоколах заседаний правления (у меня есть лишь некоторые черновики моих выступлений).

И я оставляю это письмо, ибо оно касается многих, всех тех, кто был унижаем и изгнан из МЦР и переживал, подобно мне, крушение своих мечтаний и стремлений участвовать в единении со всеми в строительстве великого дела.

 

В гостях у М.Н.Егоровой. Слева направо: В.В.Надежин, М.Н.Егорова, Н.Н.Якимова, Н.А.Тоотс, Н.М.Смирнов.

 

Добавлю также, что, утверждая себя иерархом, Л.Ш. не понимала, что есть истинная Иерархия. Также, не думая о синтезе Учения, она разрушила «круг» первых практических строителей Фонда-Центра, вдохновляемых советами С.Н.Рериха.

Да, Рыбаков ушёл с поста вице-президента СФР, если не ошибаюсь, «по морально-этическим соображениям». Л.Ш. выжила-таки его! И за этим стоит своя драма. Но он оставался доверенным лицом С.Н.Рериха, а следовательно, и в руководящих органах Фонда-центра. Но всё это было проигнорировано Шапошниковой: и Рыбакова, и меня как членов правления произвольно, без отчётной конференции изгнали из СФР, изменив его статус на МЦР в сентябре 1991 года.

Ещё несколько слов по различным вопросам.

«Апрельские документы» 1992 года, кощунственно переданные или поданные на подпись тяжелобольному С.Н.Рериху, не вызывают доверия, ибо не соответствуют ни характеру, ни стилю мысли Святослава Николаевича.    [Имеется в виду серия доверенностей С.Н.Рериха, привезенных Л.В.Шапошниковой из Индии в 2002 году, подписанных факсимильной подписью. — Прим.ред. ]

О ревизионной комиссии. Провал её работы был предрешён. Возглавлявшая её А.А.Юферова не ознакомила Л.Ш. с замечаниями комиссии в её адрес, и этим была нарушена обычная формальная процедура работы ревизионной комиссии до окончательного обсуждения её итогов. Я уговаривала А.А.Юферову и В.П.Старшова показать их Л.Ш. до правления, но они этого не сделали. А тогда это имело значение, и могло принести пользу именно само обсуждение очень серьёзных нарушений, выявленных комиссией в работе Л.Ш. (см. статью А.А.Юферовой по этому вопросу).

В результате Л.Ш. сходу от всего отказалась, и замечания комиссии на правлении даже не обсуждали. Но я бы и тогда не поддержала их итоговое предложение об отстранении Л.Ш. Это было нереально и нецелесообразно. Я вообще никогда не выступала за это, а тем более после февраля 1993 года, когда мне было сказано: «Пусть остаётся МЦР и пусть им руководит Ш.».

Всему время и место.

Скажу также: я поддержала отстранение С.Житенёва, поддавшись уговорам Л.Ш. И это было на моей совести. Ибо, несмотря на многие допущенные ошибки, С.Ж. – опытный и динамичный организатор, мог быть полезен Фонду. Впоследствии я принесла ему свои извинения.

А теперь я повторю то, что уже писала в других своих записках. Да, Л.Ш. проделала большую работу. Она сделала много важного, нужного и полезного в плане популяризации Учения Живой Этики и известной координации сил движения. А главное – она создала Музей Н.К.Рериха. Это было целью давних мечтаний многих рериховцев; хотя это только начало создания единого, теперь уже по времени, государственного музея, отражающего вклад в мировую культуру всех членов этой замечательной семьи (выд. Ред.). И в то же время Л.Ш. совершила много ошибочного и недостойного, наносящего вред всему единому процессу формирования и идейного распространения рериховского движения в России.

Разумеется, каждый получает по своей карме. Но нельзя мириться с любым злом. А стиль и методы руководства Л.Ш. – это зло. И оно заразительно. Нельзя ни в МЦР, ни в любом другом рериховском обществе растить властолюбивых, мнимых иерархов. Коллектив МЦР должен избавиться от вируса сектантства и лжи. Нельзя забывать, что цели и средства – едины.

23 марта 2002 года

Вместо послесловия

В 1988 году Ольга Владимировна Румянцева была командирована в Индию для работы на международной выставке. Вечерами за ней присылал машину С.Н.Рерих, и она ехала в Бангалор. Л.В.Шапошникова передала с Румянцевой письмо, написанное ею от имени С.Н.Рериха, которое он должен был подписать. Причём строго наказала: без подписанного письма не возвращайся!

Однако дни шли, а Святослав Николаевич всё не передавал Румянцевой письмо. Это произошло лишь в последний день её пребывания в Индии.

«Там (в Бангалоре. – Ред.) нас ждал уже Майкл Брин5, одновременно с нами подъехала Адити, – пишет в своих воспоминаниях О.В.Румянцева. Подали чай, потом вышел Святослав Николаевич. Адити ушла наверх к Девике, Майкл Брин остался во время всего разговора, который длился целый час, отсидел, ничего не понимая. Ему никто не переводил, о чём шла речь. Возможно, Святослав Николаевич обсудил эту тему с Майклом до нашего приезда.

Святослав Николаевич сразу начал с того, что без торжественности передал для Людмилы Васильевны Шапошниковой послание, сказав, что это ответ на её письмо, что я могу с ним ознакомиться. Я спросила: это подойдёт и для министра культуры В.Г.Захарова? Он сказал: “Очень может быть”. Когда я в гостинице его прочитала, просто не знала, что и думать. Это была записка в несколько слов, что всё образуется и что он желает всего светлого. Представляю негодование Шапошниковой! Но больше я ничего сделать не могла. Явно Святослав Николаевич не хотел сам вмешиваться в эти дела, не хотел обидеть Сидорова и Феликса Кузнецова.

Для памяти и сравнения переписываю письмо-проект Шапошниковой, который, по её мнению, должен был направить министру культуры СССР В.Г.Захарову С.Н.Рерих:

“Уважаемый господин министр!

С благодарностью вспоминаю нашу встречу и Ваше внимание ко мне и моей супруге. Именно поэтому я хотел бы выразить Вам, как человеку, высоко ценящему наследие моего отца, Николая Константиновича Рериха, свою тревогу в связи с появлением новых комиссий, желающих собирать отдельно материалы отца, касающиеся различных сторон его деятельности.

Я считаю неразумным и недальновидным собирание литературного наследия отдельно от художественного творчества. Кроме того, мне кажется необходимым, чтобы Комиссия по культурно-художественному наследию Н.К.Рериха при Государственном музее Востока, куда входят очень уважаемые мной специалисты и которую возглавляет вице-президент АХ СССР академик В.С.Кеменов, получила бы статус главной комиссии по всему наследству нашей семьи с правом его собирания в одном месте по усмотрению комиссии.

Этот шаг приведёт к возможности полного и глубокого изучения наследия Николая Константиновича, который всеми мыслями был всегда с Родиной и творил для неё. Я глубоко уважаю все творческие организации в Советском Союзе, но, вероятно, было бы справедливо, если бы наследием Н.К.Рериха и нашей семьи занимались бы специалисты в этой области.

Я прошу Вас понять меня правильно, меня очень тревожит возможное распыление наследия, которое в целом и неделимом виде может принести большую пользу советскому народу, духовно обогатить его.

С большой надеждой на понимание и пожеланием всего светлого”

Предполагаемая подпись С.Н.Рериха

 

Письмо, которое вместо предполагаемого проекта Людмилы Васильевны дал мне для Шапошниковой Святослав Николаевич:

“Бангалор. 5.4.88.

Дорогая Людмила Васильевна,

спасибо Вам большое за Ваше письмо, которое я прочёл с особым вниманием. Я думаю, всё уладится и появятся новые возможности.

Часто вспоминаем Вас и надеемся на скорую встречу.

Крепко обнимаем – всего Светлого. Ваш Светослав Рерих”

Примечание

Кстати сказать, Святослав Николаевич,  всегда, подписывая свои письма, писал свое имя через «е», то есть не Святослав, а Светослав, и звали его родители Светик».

Сила мысли, сила духа и дар слова

Сила духа, сила мысли и дар слова

(Размышления об автобиографии Анни Безант)

Д.х.н. Е.М.Егорова

  1. Почему я выбрала такую тему для этого семинара? Как вы знаете,  наша работа в этом семестре была посвящена изучению мысли, главное направление определялось как  «Мысль: ее природа, свойства и значение в жизни человека и человечества» (слайд). В этом направлении были доклады и выступления на Круглых столах и предполагалось, что на последнем заседании (сегодня) мы сможем поговорить о научных исследованиях мысли (по плану) подвести итоги, сделать выводы и в следующем семестре продолжить эту или перейти уже к другой теме. Но когда я задумалась о плане сегодняшнего семинара, а это было после нашего заседания 25-го апреля, я пришла к выводу, что тему семинара нужно изменить по двум причинам. Во-первых, о научных исследованиях свойств мысли мы уже отчасти говорили и ставить такой доклад (или обсуждение) уже нужно было бы на более высоком уровне, делать серьезные обобщения и выводы, а подготовить такой семинар  сейчас было невозможно. Во-вторых, я последний примерно месяц читала Автобиографию А.Безант и она вызвала столько впечатлений и позволила сделать выводы, важные для решения наших сегодняшних проблем, и я поняла, что просто не могу об этом не рассказать сегодня, хотя бы в самых общих чертах.  Тем более, что эта книга имеет прямое отношение к теме именно мысли.  Потому что эта биография дает нам яркий пример того, какое огромное значение имеет творческая мысль для преобразования нашей земной жизни. И сколь велика сила организованной мысли, наполненной энергией сердца.
  2. Вначале несколько слов о самом издании. Судя по некоторым датам, упомянутом в тексте книги, она была написана или, во всяком случае, закончена в 1893 г. В Англии она вышла в 1895 г. (если верить сайту в Интернете). Я читала ее в русском переводе, который был опубликован РТО в 1912 г. Это дореволюционное издание было подарено нам с мамой очень давно, возможно в конце 80-х годов, около 30-ти лет назад. И я впервые ее читала тоже тогда, в конце 80-х — начале 90-х. Тогда мне были интересны эпизоды, связанные с приходом Анни Безант к теософии. И я воспринимала ее (автора) прежде всего как продолжателя дела ЕПБ, как человека, много полезного сделавшего для разъяснения теософских доктрин, в том числе ученым, для переосмысления научных представлений о мире, как автора «Древней Мудрости», которая мне много помогла в моей собственной работе по применению Учения в науке, и прежде всего, в перестройке своего сознания,

  1. Снова я обратилась к этой книге совсем недавно в связи с работой по заполнению страниц нашего сайта. У меня в плане сайта на странице «Две основные составляющие Учения Жизни» есть раздел «Теософия» и там, наряду с другими материалами, стояла и эта книга. И я вначале предполагала дать из нее Предисловие и несколько фрагментов, касающихся именно связи автора с ЕПБ и теософией. Но когда я начала ее читать на предмет выбора этих фрагментов, я обнаружила, что она может дать гораздо больше – и мне, и читателям сайта – если обратить внимание на тот путь, который был пройден автором до начала ее деятельности как теософа. И здесь я имею в виду не столько внешние события ее жизни, сколько внутренние процессы, борьбу идей в уме, в сфере мысли, поиски ответов на вопросы которые ей необходимо было разрешить, чтобы обрести равновесие и смысл жизни. То есть, важна именно эволюция внутреннего человека, которая очень ярко описана в книге и которую сама Анни Безант считала причиной главных внешних событий своей жизни.
  2. Но прежде чем сделать краткий очерк ее внутренней жизни, я хочу прочитать вам ее предисловие к своей Автобиографии, которое объясняет цель этой книги и одновременно показывает, как мне кажется, главное качество души ее автора.

«Это трудная вещь рассказать жизнь, но еще труднее рассказать свою собственную жизнь; рассказ невольно носит на себе как бы тень тщеславия, так что единственным оправданием является убеждение, что и средняя жизнь, отражая в себе многие другие жизни, может в эпоху тревожных переживаний дать многогранный опыт. С некоторым колебанием человек решается описать свою жизнь в надежде, что ему удастся осветить некоторые из самых мучительных проблем современности и может быть подать руку помощи брату, борющемуся во мраке, исцеляя его от отчаяния и принося ему слово ободрения и утешения.  Окруженные силами, которые мы смутно ощущаем, но еще не понимаем, разочарованные в старых идеях и в страхе новых, жадно хватающиеся за материальные результаты знания, добытого наукой,  под влиянием агностического воззрения на душу, страшась суеверия, но еще более атеизма, отворачиваясь от изжитых форм, переросших себя верований и исполненные отчаянным голодом по духовным идеалам, люди нашего тревожного и страстного поколения переживают те же муки, что и я когда-то переживала, ту же скорбь, те же надежды, те же страстные стремления к знанию.  Может быть повесть души, которая прошла через бурю и обрела мир, может быть эта повесть озарит лучом света и мира мрак и бурю других жизней».

  1. Итак, эта книга написана из любви к людям и желания помочь им в их поисках истины. И я думаю, что эта цель была достигнута. Повесть ее души помогла многим другим душам – и ее современникам, и последующим поколениям; и сейчас она может много помочь нам в нашей работе по расширению и просвещению сознания, которая необходима также для помощи людям, для борьбы с тьмой, для победы правды и справедливости.
  2. Теперь я предлагаю представить себе основные этапы эволюции внутреннего человека,

который известен нам под именем Анни Безант . Пламенная вера в Бога – «Буря сомнений» — Атеизм – Свободомыслие (Секуляризм, National Secular Society) плюс Научный материализм – Социализм – Теософия. Каждый этап я буду иллюстрировать цитатами из книги и буду также говорить о том, какой полезный урок мы можем извлечь для себя. что мы можем почерпнуть из него важного для нас сегодня,

  1. Пламенная вера в Бога. Что такое вера в Бога и учение церкви для истинно верующего человека, способного выразить свои чувства в словах? Это можно видеть в том, что говорит о себе Анни Безант:

«…..Мои занятия обнаружили склонность моей мысли устремляться к скрытой жизни, ибо моими постоянными товарищами стали Отцы ранней христианской церкви. ..

И я видела себя как дитя этой св. церкви. Скрытая жизнь усилилась, питаемая этими потоками мысли. Еженедельное причастие стало центром, вокруг которого вращалась моя религиозная жизнь, сопровождаемая экзальтированной медитацией и увеличивающимся сознанием соприкосновения с божественным».

«Все мои надежды и стремления обращались к образу Христа с такою силой, что мне казалось, что самая страсть моей богопреданности должна совлечь Его с небесного престола и заставить Его явиться так же осязательно, как я невидимо ощущала Его духом. Служить Ему через Его церковь сделалось определенным идеалом моей жизни, в которой я могла бы отречением доказать свою любовь и свою страстную благодарность обратить в деятельное служение».

«Оглядываясь в настоящее время на мою жизнь, я вижу, что через все ошибки, недочеты и нелепые безумства основной нотой было стремление пожертвовать собою для высшего. Это стремление было так сильно и так настойчиво, что теперь я понимаю, что оно изошло из предыдущей жизни, чтобы сделаться преобладающим в настоящей. Это доказывается тем, что следовать этому стремлению не является актом сознательной воли, покоряющей «Я» и с болью отказывающейся от желания сердца, а радостным призывом к наилегчайшему пути, на котором самое привлекательное есть жертва, и не совершить этой жертвы равнялось бы отказу удовлетворить глубочайшую потребность души и вызвало бы чувство падения и бесчестия». (Конец цитаты)

Мой комментарий: Мне кажется важным здесь прежде всего то, что такая глубина и такое качество веры в Бога могут быть следствием только очень большой предыстории Индивидуальности, то есть многих предыдущих жизней и многих страданий в этих жизнях. Отсюда следует, в частности, что при формировании своего отношения (с позиций Учения) к верующим, пребывающим в лоне РПЦ, нужно учитывать их индивидуальные особенности и понимать, что для искренне верующих в учение и догматы церкви их вера есть главное в жизни и это есть определенный этап в эволюции сознания, который имеет причины в прежних воплощениях. Конечно, таких искренне и глубоко верующих всегда было относительно немного, я думаю и сейчас их меньшинство. Но все равно это нужно учитывать, скажем, в дискуссиях на религиозные темы.

Второй момент: Нам самим важно пытаться определить свою основную ноту, главное стремление, главную миссию нашей жизни. Для этого нужно иметь развитое мышление, способность к анализу, опыт сосредоточения на событиях своей внутренней жизни и способность проследить их развитие во времени, чтобы выделить именно главную движущую силу, осознать ее и сформулировать для себя. Кто пытался это сделать, понимает, как это нелегко. Но вот Анни Безант, я считаю, это удалось (через 25 лет), потому что вся ее жизнь – как та часть, о которой она пишет в Автобиографии, так и последующие примерно 40 лет – подтверждает правильность определения своей основной ноты.

«Буря сомнений» В 1867 г. она вышла замуж за Фрэнка Безанта, священника англиканской церкви. Она его почти не знала и не любила, но стала его женой главным образом из желания иметь больше возможностей помогать бедным. В 1869 г. у нее родился сын, в 1870 г. – дочь. В 1871 г. дети заболели коклюшем; мальчик перенес его благополучно, а девочка, которой тогда было 7 месяцев, была долгое время при смерти и матери с огромным трудом удалось ее спасти. Это испытание стало одной из главных причин ее отпадения от веры.

Вот что она пишет об этом:

«Как только опасность миновала, мои физические силы меня оставили; пролежав в постели неподвижно в течение недели, я встала, чтобы вступить в борьбу, продлившуюся три года и два месяца и почти стоившую мне жизни. Эта буря превратила меня из христианки в атеистку. Самый мучительный период пришелся на первые девятнадцать месяцев и мне жутко вспоминать о нем. То был настоящий ад; кто не прошел через это, тот не знает страшных мук и сомнений, испытываемых глубоко религиозной душой.    В жизни нет более ужасного страдания, более острого и более жгучего.

«Мое религиозное прошлое стало злейшим врагом моего скорбного настоящего; вся моя личная вера в Христа, моя глубокая вера в Его постоянное руководительство, моя привычка к непрестанной молитве и к ощущению Его присутствия – все это теперь обратилось против меня. Самой высотой моей веры измерялась сила удара при утрате ее. Для меня Он не был оживленной идеей, но живой реальностью, и мое сердце восстало против этого существа, в которое я верила и чей индивидуальный перст я видела в муках моего ребенка, в моих собственных страданиях, в скорби моей матери, сердце которой разбивалось под игом долгов, и во всех горьких муках бедных».

«После первого страшного землетрясения и первого безумного вихря отчаяния вопросы, которые я принялась изучать, должны были естественно выдвинуться на первый план для каждого, кто восставал против церковных догм, возмущался главным образом с точки зрения нравственной, а не интеллектуальной; это был скорее протест совести, а не ума; не стремление к нравственной распущенности дало мне тот толчок, что в конце концов привел меня к атеизму, а чувство оскорбленной справедливости и оскорбленной правды..

В настоящее время религии приходится иметь дело не с неверием развратника, а с неверием воспитанной совести и развитого интеллекта, и пока она не вооружится более высокой этикой и более высокой философией, чем ее противники, она потеряет самых сильных и чистых представителей молодого поколения». (Конец цитаты).

Мой комментарий: Это важно для нас опять же для создания аргументов 1) против утверждения приоритета церкви в вопросах нравственности, как духовного пастыря, 2) против вмешательства церкви в систему образования, что приводит к снижению уровня развития интеллекта и степени осознанности требований (степени воспитания) совести. Собственно, уже здесь Анни Безант ставит вопрос о недопустимости препятствования свободному развитию мысли. Для нас сейчас это одна из главных проблем, которая есть следствие уродливых реформ в образовании и науке в последние 25 лет.

В это же время — Открытие дара слова       

«Весна 1873 г. открыла присутствие во мне силы, которой суждено было сыграть большую роль  в моей жизни. Я произнесла свою первую речь, но произнесла ее перед пустыми скамейками в церкви в Сибсей. Мне почему-то захотелось узнать, какое чувство испытывает проповедник, и у меня явилось смутное сознание, что я могу говорить при случае. Я в то время вовсе не думала о какой-нибудь платформе или о возможности вообще говорить публично; но душа моя стремилась излиться в словах, и я почувствовала, что имею, что сказать, и могу это сказать. Запершись в большой, безмолвной церкви, куда я ходила упражняться в игре на органе, я поднялась на кафедру и сказала свою первую речь по вопросу о Боговдохновенности Библии; я никогда не забуду чувства силы и радости, в особенности силы, когда мой голос раздался под сводами, и огонь во мне излился в стройных периодах, свободно находя музыкальный размер и ритмическое выражение. Единственное, чего мне иногда хотелось, это увидеть церковь полною приподнятых лиц, взволнованных живым сочувствием, вместо скучной пустоты безмолвных скамеек. Как бы во сне пустой храм заполнился и я увидела внимательные лица и сверкающие взоры; по мере того, как речь свободно лилась из моих уст и колонны старинной церкви эхом возвращали мой собственный голос, я убеждалась, что обладаю даром слова, и что если когда-либо, хотя это казалось невозможным, мне придется выступать в качестве общественного деятеля, то эта способность музыкального выражения заставит выслушать все, что бы я не имела сказать. Но это открытие осталось тайной для всех, кроме меня, в течение долгих месяцев».

Мой комментарий Как мы знаем, впоследствии Анни Безант проявила блестящие ораторские способности, которые немало способствовали просвещению умов и успехам в борьбе за свободу мысли сначала в Англии, а позднее в Индии и в других странах. Немного позже я еще вернусь к этому ее качеству».

После периода анализа постулатов церкви она признала их несостоятельными. И тогда наступило время, когда нужно было публично обнародовать свое отречение от церкви. Вот как она пишет о первом шаге в этом направлении.

(С.68). «Я более уже не сомневалась. Я отреклась и время молчания прошло. Я была готова участвовать во всех церковных службах, но не могла более принимать Св. Причастия, ибо в этом обряде признавалась божественность Иисуса и его искупительная жертва, чего я не могла более принимать, не впадая в лицемерие. Я это твердо решила и до сих пор помню боль и дрожь, с которыми я в… Причастное воскресенье встала и вышла из церкви. Принятие Причастия женой пастора так же само собой разумелось, как и то, что пастор причащал. Я никогда ничего не делала на людях, что могло привлечь на меня внимание и я почувствовала себя положительно дурно, выходя из церкви с сознанием, что все глаза были обращены на меня и что мой отказ от Причастия вызовет бесконечные толки».

Мой комментарий: Этот ее поступок и послужил в итоге поводом для развода.

«…Довольно скоро после этого, в памятное мне Рождество 1872 г. разразилась эпидемия тифа в деревне Сибсей… Я имела счастье оказывать ту личную помощь, которая делала меня желанной гостьей в домах бедных больных. …Мать-природа как будто предназначала меня в сестры милосердия; я испытываю огромное наслаждение, ухаживая за больными, если только болезнь опасна; тогда является странное торжествующее чувство, пробуждаемое борьбой человеческого искусства с врагом – смертью. Эта борьба со смертью шаг за шагом заключает в себе странное очарование; но, конечно, оно переживается во всей полноте лишь когда борешься за жизнь как таковую, а не за жизнь близкого существа».

Мой комментарий: И это не единственный случай, когда ей приходилось бороться со смертью и проявлять пари этом великое мужество, терпение и волю к победе. Я упоминаю об этих эпизодах рядом (как они и даны в книге), потому что оба они есть проявления силы духа, которая способна побеждать и страх перед осуждением и презрением общества, и страх перед смертью. И еще потому, что эта сила есть в каждом из нас, но вопрос в том, в какой мере мы способны ее проявить сейчас, в этой нашей жизни.

После развода в 1873 г. наступил тяжелый период – жизнь со своей девочкой на маленькую пенсию, поиски работы, смерть матери, которую ей не удалось спасти, и она очень тяжело это переживала.

Но из этих испытаний она извлекла полезные уроки(с.78):

«Вспоминая эти тяжелые дни, я могу оглянуться на них без сожаления: более того, я рада, что испытала их, ибо они научили меня сочувствовать тем, кто борется, как я тогда боролась, и с тех пор я не могу слышать слов «Я голоден», слетающих с бледных уст, не вспомнив, как тяжело голодать, и не поспешив облегчить страдание хотя бы на минуту»

 

Атеизм Свободная мысль – National Secular Society

Новый этап жизни – этап атеизма — начался с ее знакомства с Чарльзом Брэдлоу – руководителем Национального Независимого Общества и издателем его печатного органа «National reformer». (слайд). Это был человек высокой культуры, обладавший огромной силой воли (психической энергией),  и замечательный во многих отношениях – политический и общественный деятель большого масштаба, атеист, выступавший против догматизма церкви, за свободу мысли, за применение достижений науки, защищавший права рабочих, бедных фермеров, вообще эксплуатируемого народа. Он неоднократно избирался массами трудящихся в парламент и проявил большое мужество в борьбе с Палатой Общин, которая не желала признать его права заседать в Палате из-за того, что он атеист. Для Анни Безант он стал большим другом и помощником и их дружба продолжалась до его смерти в 1891 г.

Как она пишет: «С этой первой встречи в научном Обществе (в 1874 г.) завязалась дружба, длившаяся до смерти, которая порвала земные узы, и простирающаяся для меня за врата смерти и все еще нас связывающая. Мы встретились не как чужие, а как друзья – мгновенно признав друг друга; теперь я знаю, что инстинктивное благорасположение имело корень в дружбе иных жизней, и что в этот августовский день мы возобновили старую связь, а не завязали новую. И так и в будущих жизнях мы снова встретимся и снова будет помогать друг другу, как помогали в этом воплощении».

Чарльз Брэдлоу

 

Здесь я хочу просто дать представление о ее мировоззрении этого периода, которое она описывает в главе «Атеизм, как я его понимала и проповедовала». Она написала много статей и брошюр после того, как приняла атеистическую философию и дает в книге выдержки из них. Я приведу лишь две небольшие цитаты.

«Я не верю в Бога; мой ум не находит почвы для разумной веры; мое сердце протестует против призрака всемогущего равнодушия к страданиям живых существ; моя совесть возмущается несправедливостью, жестокостью, неравенством, окружающими меня со всех сторон, но я верю в человека, я верю в его растущие силы, в его возрождение, в его приближающееся торжество через знание, любовь и труд» («Почему я не верю в Бога», 1877 г.)

Подобная точка зрения естественно окрашивает собой все представления о жизни и о существовании души». (Конец цитаты)

И Анни Безант далее честно излагает свою позицию как последовательного атеиста – материалиста, который считает, опираясь на достижения современных ему естественных наук, что область духа и  все высшие проявления человеческого существа являются производными от процессов в веществе, то есть от сочетаний частиц плотной материи. Я думаю, что нам полезно иметь такое четкое, концентрированное выражение этой позиции, поскольку она по существу ничем не отличается от позиции современной официальной науки, по этому вопросу.

Но в понимании Анни Безант атеизм был философией великих ученых, мыслителей, способных проникать в тайны Мироздания, стремившихся добывать знания для блага людей, выступавших за свободу мысли, против диктата церкви и за это подвергавшихся гонениям и казням. Это очевидно из следующего фрагмента из ее брошюры «Евангелие атеизма» (1876 г.)

«Атеист – один из величайших титулов, который может нести человек; это знак отличия всех мировых героев. Большинство великих изобретателей, самые глубокомысленные философы, большинство искренних преобразователей, большинство трудящихся пионеров прогресса заклеймены были названием: атеист1 Оно раздавалось над могилой Коперника; толпа с воем повторяла его кругом костра Бруно; им злобно клеймили Ванини, Спинозу, Пристли, Вольтера, Пэна; оно стало лавровым венцом героя, ореолом мученика; в мировой истории оно означало пионера прогресса и где злобно произносится слово «атеист», там можно быть уверенным, что предпринят новый шаг к спасению человечества».

Она подчеркивает также, что «атеистическая философия понимается неправильно, когда ее считают нравственно и интеллектуально низменным учением. Оно переросло антропоморфические божества и ставит нас лицом к лицу с природой, раскрыв наши сердца к восприятию всех ее очищающих и укрепляющих влияний. «Есть только один вид разумной молитвы, говорит атеизм, — глубокое, безмолвное преклонение перед величием, красотой и порядком окружающего нас, проявляющихся в мировой жизни и в человечестве; по мере того, как мы склоняем наши головы перед законами вселенной и строим нашу жизнь в согласии с их голосом, на наше сердце снисходит сильный глубокий мир, нерушимая вера в конечное торжество правды, спокойная решимость сделать нашу жизнь совершенной». («О природе и существовании Бога», 1874)

 

Но при этом она вполне отдавала себе отчет в необходимости создания прочной нравственной основы для жизни и деятельности людей, взамен привычных нравственных норм, узаконенных церковью. «…во все годы моей публичной пропаганды на платформе NSS не было темы, которой я касалась бы чаще, чем вопрос об этическом росте человека и о долге человека к человеку. Не было мысли, чаще заполнявшей мой ум, чем мысль о значении нравственности, и я давала ей выражение с самого начала своей общественной деятельности» (с.93).

В книге она приводит фрагменты из своих работ на эту тему, и они очень не помешали бы сейчас и многим ученым, как атеистам, так и верующим, и многим нашим государственным и общественным деятелям.

Мой комментарий: Из своих впечатлений от этой части я хочу упомянуть два момента. Во-первых, это сила и качество мысли, что проявляется в ясной логике, широте кругозора и убедительности аргументов автора. Здесь она предстает как широко и глубоко мыслящий философ и одновременно как ученый, обладающий специальными знаниями в области естественных наук и способный к творческому осмыслению этих специальных знаний на основе своего мировоззрения. Ясно, что автор – это мыслитель большого масштаба, это редкое явление для естественных наук, особенно сейчас в Российской науке. У нее можно многому научиться тем, кто желает работать над своими публикациями, докладами именно в плане организации мысли, построения логики, четкости изложения. Можно  предположить, что здесь сказываются накопления ее прежних жизней.

Во-вторых, мне стало более ясно, насколько деградировала западная материалистическая наука (к коей относится и наша официальная российская наука) за последние 100 лет. Насколько сильно подорваны ее нравственные основы, те идеалы служения человечеству, которые вдохновляли многих великих ученых и их учеников и последователей на рубеже 19 – 20 го веков. Насколько глубокие корни пустили в сознании ученых прагматизм, дух бессовестной конкуренции, безответственность за последствия своей работы. То, как выглядит атеистическая наука в понимании Анни Безант являет резкий контраст с ее современным состоянием. И это важно понимать, чтобы находить аргументы для возрождения нравственной основы науки в умах исследователей. Особенно это важно для молодых ученых.

Публичные лекции о свободомыслии и социальных реформах

Здесь я хочу показать, как Анни Безант использовала тот дар слова, который она открыла в себе еще будучи женой священника. Как она пишет, «В …январе 1875 г., по зрелом размышлении и самоанализе, я решила всецело отдаться делу пропаганды в качестве члена партий свободомыслящих и социальных реформ и употребить на борьбу свое перо и дар слова…Я знала, что атеист находился вне закона, то есть, что он подлежал наказаниям, налагаемым законом, но лишен был защиты его, и что шаг, который я думала предпринять, мог ввести меня в конфликты, где я могла бы все потерять и ничего не выиграть. Но стремление распространять сознание свободы и более правильные мысли, бороться с ханжеством и суевериями, сделать мир свободнее и лучше… — все это понуждало меня с силой, перед которой я не могла устоять. Мне как бы слышался голос Истины, раздававшийся над полем брани «Кто выйдет? Кто будет свидетельствовать обо мне?» И я бросилась вперед со страстным энтузиазмом, и решительно ответила: «Я здесь; пошли меня!».

Никогда, ни на одну минуту я не пожалела о своем решении, принятом в уединении и исполненном среди бушующей человеческой жизни, — решении посвятить этому священному делу все силы, которыми я обладала. … Чувствуя величие своего пути, торжественность своего долга, я тогда же дала обет, что не пожалею со своей стороны никаких усилий для того, чтобы стать достойной служения, которое я взяла на себя, что я отшлифую свою речь, дисциплинирую мысль, расширю свои знания; и по крайней мере я могу сказать, что если много говорила и писала, то училась и думала еще более, и что я не пожертвовала своей царице – Истине – лишь тем, что мне самой ничего не стоило». (Конец цитаты)

Мой комментарий  После этого было примерно 12 лет публичных выступлений, борьбы за свободу мысли, против догматов церкви, за просвещение сознания людей, за  утверждение значения науки, творческих возможностей человека, за свободу и права человека в Англии, в Ирландии, в колониях, в том числе в Индии, против, несправедливых законов, утверждающих эксплуатацию трудящегося народа, лишающих бедных возможности вырваться из нищеты, невежества, болезней, получить образование, найти достойное человека применение своих способностей.  Было много разных общественно полезных дел.

Она была близким другом и помощником Чарльза Брэдлоу в его борьбе с Парламентом за свое право, как депутата, законно избранного бедным народом (в основном рабочими) заседать в Палате Общин и защищать интересы своих избирателей. И борьба эта была очень тяжелой, особенно с христианами, ополчившимися на свободомыслие (побивание камнями и др.). Из-за своих выступлений ей пришлось перенести много испытаний, самым тяжким в этот период был судебный процесс, в результате которого ее бывший муж отнял у нее девочку. Но она выдержала все и не сломилась духом, не предала свои убеждения и не нарушила свой обет служения людям.  В 1885 г. она почувствовала близость своих устремлений с идеями социалистов (Бернард Шоу) и примкнула к фабианскому обществу.

Социализм

«Социализм в своем прекрасном идеале взывал к моему сердцу, тогда как экономическая прочность его основы убеждала мой ум. Вся моя жизнь была посвящена прогрессу, народу, помощи человеку, и она бросилась навстречу более светлой надежде, возвышенному идеалу социального братства, возможности даровать всем более свободную жизнь; так давно я стремилась к этому, и вот передо мной открылся путь к давно желанной цели!»

И вот как она объясняла свою позицию:

«Вопреки тем, кто превозносит нынешнее положение общества, с его несправедливо богатыми и несправедливо бедными, с его дворцами и лачугами, его миллионерами и нищими, мы объявляем, что в жизни есть идеал выше стремления быть первыми в погоне за богатством и самым удачливым в борьбе за обладание золотом. Мы твердо объявляем, что здоровье, комфорт, досуг, культура, довольство для каждого индивидуума гораздо желательнее непрерывной борьбы за существование, ожесточенного притеснения слабых сильными, огромных состояний, созданных трудом других и оставленных лицам, ничего не делавшим для того, чтобы их заслужить. Мы утверждаем, что величие нации зависит не от количества крупных собственников, не от богатства больших капиталистов или от роскоши вельмож, а от отсутствия бедности среди народа, от воспитания и культуры масс, от общности наслаждения жизнью… Достаточно работы, досуга, радостей для каждого, не слишком мало ни для кого, не слишком много ни для кого – таков социалистический идеал. Лучше устремиться к нему и потерпеть неудачу, чем умереть, вовсе н добиваясь его осуществления».

Мой комментарий  Не про нас ли это сказано?  Она участвовала в митингах и демонстрациях рабочих, в борьбе за 8-часовой рабочий день и другие необходимые законы. Против социалистов бросали силы полиции. Были убитые и раненые среди рабочих. Особенно тяжелым был для рабочих 1886 г. – безработица, голод, холод. И страдания народа она глубоко переживала.

«О слепой и могущественный народ, как сердце мое рвалось к нему; притесняемый, обездоленный, так мало просящий и нуждающийся в столь многом; так трогательно благодарный за малейшую услугу; такой любящий и верный тем, кто предлагал ему лишь свои небольшие услуги и беспомощную любовь! Все глубже и глубже внедрялось в глубину моей души все растущее желание помочь, страдать за них, спасти. Я давно уже пожертвовала своей общественной репутацией; теперь я отдала удобство, комфорт, время; страстная жалось все увеличивалась, питаемая каждой новой жертвой, и каждая новая жертва подводила меня все ближе и ближе к порогу тех ворот, за которыми вился Путь Отречения, который я не могла себе и представить, по которому могут идти лишь те, которые готовы всецело отказаться от своего «я» ради людей, которые ради Любви готовы отказаться от взаимной любви тех, кому они служат, и сами пойти во мрак для того, чтобы своими душами, как топливом, питать Свет Мира». (Конец цитаты)

Но в процессе этой борьбы за социалистические идеи постепенно у нее стало возникать ощущение, что та материалистическая философия, которая лежала в основе социалистического движения, была недостаточна для объяснения явлений жизни и свойств человека, о которых говорили многие известные факты. И она снова была в поисках – в поисках нового идеала, новой, более совершенной веры:

«В наши дни фабрик и трамваев, обмана и фальсификаций возникло представление, что вся жизнь должна идти одинаковыми ритмическими, размеренными шагами и что слава идеала не может более сиять над бледностью современного горизонта. Но нет недостатка в признаках, что древний героизм начинает пробуждаться в человеческих сердцах и что страсть к справедливости и свободе… еще не совсем замерла в людях…

… Если есть вера, которая может сдвинуть горы невежества и зла, то это несомненно вера в конечное торжество Правды, в окончательное водворение справедливости, из-за которой только и стоит жить и которая окрашивает самые темные тучи отчаяния радужными цветами бессмертной надежды».

«С 1886 г. во мне медленно складывалось убеждение, что моей философии было недостаточно, что жизнь и ум были нечто иное, нечто большее, чем я думала». (Опыты с гипнотизмом, спиритуализм, «Оккультный мир» Синнетта)». «Я прочла много книг, но они меня не удовлетворяли. Я производила опыты разными указанными в них путями и получила некоторые любопытные результаты. Я наконец убедилась, что существует какая-то скрытая сила и ранней весной 1889 г. я твердо решила найти, что я искала» (Конец цитаты) .

Вскоре ее попросили написать рецензию на Т.Д. И читая ее, она поняла, что нашла то, что искала: «…я увидела свет и в этой вспышке просветления я поняла, что томительные поиски закончились и что я нашла самую истину».

Теософия    

Она написала рецензию и попросила ЕПБ о встрече. Это было 10 мая 1889 г. При следующей встрече она спросила ЕПБ о Т,О.. ЕП предложила ей прочесть известный Отчет общества психических исследований. Она прочла этот отчет и после этого пошла в Т.О. и написала заявление. Получив свой диплом, она снова пошла к ЕПБ. Вот как она пишет об этой встрече:

«Я подошла к ней, поцеловала ее, но не произнесла ни слова. «Вы вступили в общество?» — «Да» — «Вы прочли отчет?» — «Да» — «И что же?» — Я стала перед ней на колени, взяла обе ее руки в свои и, глядя ей прямо в глаза, сказала: «Вот мой ответ: примете ли Вы меня в число своих учениц и позволите ли Вы объявить Вас перед лицом всего мира моим учителем?» Ее строгое лицо смягчилось, глаза подернулись непривычной влагой; затем с более чем царственным величием она положила руку мне на голову: «Вы – благородная женщина. Да благословит Вас Учитель».

С того дня, 10 мая 1889 г., до сих пор – два года и три с половиной месяца после того, как она покинула свое тело – моя вера в нее осталась незыблемой….Я отдала ей мою веру под властным давлением интуиции; я нашла ее верной себе, живя день за днем в ближайшем с ней общении; и я говорю о ней с благоговением ученика к никогда не изменившему ему учителю, со страстной благодарностью ученика тому, кто раскрывает дверь и указывает путь».

Она публично объявила о своем вступлении в Т.О. и многократно объясняла свои мотивы и свое понимание сущности теософии как более высокого, более совершенного мировоззрения, как  синтетического знания, а также говорила о своем понимании отличия теософии от материализма в его тогдашнем состоянии и от религиозных церковных учений и, в частности, христианства в его понимании церковью. Она делала это и в публичных лекциях, и в печати. От нее отвернулись многие из ее друзей и сотрудников, как из партии секуляристов (свободомыслящих), так и из числа социалистов. Но  это не поколебало ее веры в истины теософии и ее преданность ЕПБ.

В заключение я хочу привести фрагмент из брошюры, составленной ею из лекций, посвященных объяснению этого своего шага:

«..Еще одно последнее слови моим друзьям секуляристам. … Мне достаточно больно было признать, что материализм, на который я возлагала столько надежд, меня не удовлетворил, и этим признанием навлечь на себя неудовольствие некоторых моих ближайших друзей. Но и теперь, как в других случаях жизни, я не осмеливаюсь купить мир ценою лжи. Властная необходимость заставляет меня исповедовать истину, какой я ее вижу, независимо от того, нравятся ли или не нравятся мои речи, навлекут ли они похвалу или порицание. Я должна держать незапятнанной эту одну верность истине, какая бы дружба мне не изменила, какие бы человеческие связи не порвались. Она может быть приведет меня в пустыню, но я должна следовать за ней; хотя бы она меня и убила, я все же буду верить ей; и я не прошу иной надписи на моей могиле как: «Она старалась следовать Истине» (Конец цитаты).

И как мы знаем, она продолжала ей следовать еще много лет.

И самое последнее, что я хочу сказать. Я много думала о том, как нам недостает сейчас достойного лидера, который мог бы объединить всех, следующих этой истине – и рериховцев, и теософов. И мне кажется, что автобиография Анни Безант указывает нам качества, которыми такой лидер должен обладать – преданностью Учителю, любовью к людям,  самоотверженностью, честностью,  а также силой духа, силой мысли и даром слова. Последнее мне кажется сейчас особенно важным, потому что людям так нужно живое слово правды, а этого не могут дать никакие книги.

 

 

Творчество и искусство в Новой Эпохе

 К.т. н. Т.В.Аверьянова

Творчество и искусство в Новой Эпохе

 Творчество является преобразованием мысленных потоков из различных слоев Тонкого Мира в видимые, слышимые и осязаемые формы. Так выражает и утверждает себя дух человека. Творить – призвание и назначение людей. Творческие энергии человека зависят от уровня его сознания и вектора устремленности.

Высший вид творчества на Земле – это огненное сотворчество с Иерархией Света, то есть с высочайшими духами Вселенной. Мы знаем о таком сотворчестве в наше время в лице семьи Рерихов и Б.Н.Абрамова. Их мыслетворчество было связано с Владыкой и Матерью Мира. Такое огненное сотворчество требует наличия у человека, живущего на Земле, наличия очень тонких чувств, самоотверженности и умения переносить сознание в область Высшей Триады, что дает возможность сотрудничества с Иерархией Света.

Такие творцы освещают путь человечеству на многие тысячелетия. Николай Константинович и Святослав Николаевич Рерихи много сил отдавали также сотворению своих бессмертных полотен, создавая тем самым искусство Новой Эпохи.

Искусство является важнейшим способом проявления творчества человека и самым мощным фактором в его духовном развитии. Искусство Новой Эпохи будет соответствовать Красоте Высшего Мира. Все виды самого утончённого искусства открыты будут каждому человеку. То искусство, что есть сейчас на Земле, является лишь слабым и тусклым отражением творчества высшего. Главное же предназначение искусства на Земле заключается в том, чтобы подготовить дух человеческий к возможности космического творчества. Высокое искусство есть огненный путь к наивысшему назначению человека в Космосе. Как сказано в «Гранях Агни Йоги» в Сферах Высших «нет сопротивления лучшим начинаниям духа и <…> дух может свободно творить, не подвергаясь низшим притяжениям» [1, §49].

Творчество в Новой Эпохе станет основой жизни людей и целью её. Оно будет выражаться, как и теперь, в красоте создаваемых форм (картин, скульптур, архитектуры и т.д.), но в красоте наивысшего качества. Служение Красоте и сейчас есть служение Новому Миру, Новой Эпохе Огня. Понимание Красоты Великие Учителя ставят превыше всех достижений. Как писала Е.И. Рерих, «в Новой Эпохе по Красоте будет мерило» [2, с.364]. Ибо человек, остро чувствующий Красоту, будет и в своей жизни проводить её.

Красота ляжет в основу искусства Новой Эпохи, которое, прежде всего, будет служить пробуждению духа человека. Каждое произведение искусства создаётся психической энергией его творца и напитывает этой энергией тех, кто с этим произведением общается. Е.И. Рерих писала: «Ведь искусство – живой огонь, и творение художника есть мощный собиратель жизненной энергии» [3, с.370].

Прекрасное, Гармония, как неотъемлемые состояния Космоса, должны занять достойное место в сознании человека Новой Эпохи и воплотиться в его высочайшем творчестве. Ведь великие произведения искусства оказывают колоссальное духовное воздействие на жизнь человечества. С.Н. Рерих так писал об этом: «Невыразимая аура славы излучается великим произведением. Это эманация скрытых вибраций, которые закреплены в структуре высокого творения искусства. Волшебство чувств, мыслей и сильных желаний великих мастеров пленено в произведении, излучается на зрителя и пробуждает в нас сходные ответные чувства помимо чисто эстетического и духовного понимания того, о чём говорится. Мы отзываемся на более совершенные сочетания и называем их прекрасными. Мы ценим равновесие и гармонию, так как отзываемся на естественный эволюционный поток, выявляющий более совершенные формы и сочетания цвета, звука, слов и энергий, которые могут активизировать и изменить миллионы зрителей и повлиять на бесчисленные поколения через весть Красоты, излучающуюся из них!» [4, с.64].

Именно искусство в Новую Эпоху пробудит всё благое в сознании человека, вызывая его духовные вибрации и зажигая в нём порывы бескорыстного служения человечеству. Оно должно будет пробудить в человеке Бога и беспредельно развить его психическую энергию, ибо истинное назначение искусства – служить духовному восхождению человека. В книге «Иерархия» сказано: «Мы ставим искусство высшим стимулом для возрождения духа. Мы считаем искусство бессмертным и беспредельным. Мы разграничиваем знание и науку, ибо знание есть искусство, наука есть методика. <…> Потому стихия Огня напрягает искусство и духотворчество. Потому чудесные жемчужины искусства могут, истинно, поднять и мгновенно преобразить дух. <…> Истинно жемчужины искусства дают возношение человечеству» [5, §359].

Как писал Рихард Рудзитис, латвийский писатель и поэт ХХ-го века: «Задание искусства – воспитывать человека прекрасными наглядными образами и идеями, направлять жизнь, подобно солнцу, облагораживать сознание и все качества человека, внушать героическую силу для строительства жизни. <…> Именно назначение искусства – служить восхождению человека» [6, с.218].

Образы и идеи искусства развивают, прежде всего, воображение человека, так необходимое ему для продвижения во всех областях жизни. В Тонком же Мире воображение и мощь мысли есть единственный рычаг и двигатель жизни.

Таким образом, предметы высокого искусства, подобно светочам, повышают вибрации человека, расширяют и утончают его сознание. Е.И. Рерих отмечала, что приобщение к искусству и творчеству способствует конденсации сил человека, так как звук и цвет, мысль и ритм – основы мироздания и нашего существования. Вечное, непрестанное творчество Жизни Вселенной окружает нас, и мы, будучи частью этого великого творчества, должны творить каждую минуту нашей жизни мыслью, словом и действием.

Высокую миссию искусства утвердил на Земле своими статьями и картинами Н.К.Рерих. Его картины утончённым, благородным и необычным характером глубоко задевают сокровенные струны в сердце зрителя. Он пророчески верил, что искусство объединит человечество, принесёт мир и братство на Землю, ибо каждый человек в глубине своей сущности чувствует правду красоты, как гармонию и любовь.

 

Список литературы

  1. Грани Агни Йоги,1957
  2. Рерих Е.И. Письма, т.4, М.: МЦР, 2003.
  3. Рерих Е.И. Письма, т.6, М.: МЦР, 2006.
  4. Рерих С.Н. Стремиться к Прекрасному. М.: МЦР,1992
  5. Иерархия
  6. Рудзитис Р. Эпоха Огня. Введение в Живую Этику. Минск: Звезды Гор, 2008.

О Сталине и репрессиях

Завтра, №31, 2017

В.Семенко. «Родина и ее «герои»

Завтра, №32, 2017

«Слава Сталину» (Письмо о памятнике)

Новая газета, №117, 20.10, 2017

«Бузуновы из Бузунова»

Завтра, №12, 2018 г.

«Гулаг без ретуши» (Беседа с историком Станиславом Кузьминым)

Завтра, №15, 2018 г.

«Берия — отец отечества»  (Беседа с историком Арсеном Мартиросяном)

Выборы 2018 и последующие события

Завтра, № 19, 2018

А.Нагорный, Н.Коньков.

«Путин – срок четвертый» http://zavtra.ru/blogs/putin_srok_chetvyortij

инаугурация, программа, правительство, прогноз

 Триумфально продлив по итогам выборов 18 марта 2018 года свои президентские полномочия на новый, уже четвёртый по счёту, конституционный срок, Владимир Путин почти встал в один ряд с такими знаковыми для нашего Отечества властителями, как Иван Грозный, Пётр I, Екатерина II и Иосиф Сталин. Почти, но не полностью, — поскольку предстоящий шестилетний период, судя по всему, окажется самым сложным (хотя, возможно, ещё не последним) в истории его правления. Конфликт между «коллективным Западом» и «путинской» Россией продолжает развиваться по нарастающей траектории, и это развитие происходит настолько стремительно, что его кульминация и развязка вряд ли могут произойти позже 2024 года. Скорее всего — намного раньше. И от того, какими окажутся результаты данного столкновения, будет зависеть не только место действующего российского президента в истории нашей страны, но прежде всего — сама эта история Российского государства. Груз ответственности, лежащий на Путине «здесь и сейчас», чрезвычайно велик, угрозы и риски — запредельно высоки.

Пока в Кремле делают всё возможное, чтобы избежать фронтального столкновения с Западом, то есть прежде всего — с Соединёнными Штатами. Значит ли это, что российский президент (как и его ближайшее окружение) до сих пор надеется избежать такого столкновения, сомневается в его неизбежности? Сегодня всё чаще проводят параллели между Путиным и Сталиным. Но не слишком ли нынешняя ситуация становится похожей на ситуацию перед 22 июня 1941 года? В частности, израильский разведчик Яков Кедми раз за разом на передачах Владимира Соловьева с отчаянием говорит, что против России объявлена и уже вовсю ведётся тотальная война. Пока — «гибридного» характера. О том же говорят такие американские «диссиденты», как Линдон Ларуш и Пол Робертс. И дело ведь не только в чьих-то словах. Начиная с победы киевского «евромайдана» в феврале 2014 года, линия на конфронтацию с Россией, на подавление, расчленение и уничтожение нашей страны любыми способами и средствами стала доминантой внешней политики США и их союзников.

Как понимает Путин в этих условиях свою задачу и миссию, как оценивает «грузоподъёмность» и управляемость «корабля Россия», предстоящий маршрут его движения, конечную цель и «реперные точки», — вот что выглядело наиболее важным накануне дня 7 мая, на который традиционно была назначена церемония очередной инаугурации Владимира Владимировича — торжественного принесения им президентской присяги.

Инаугурация

Телевизионная трансляция этого события растянулась почти на час. Помимо самой присяги и последующей речи Путина, а также исполнения между ними Государственного Гимна, туда вошли очень долгий (почти на пять минут) показ прохода Владимира Владимировича из своего рабочего кабинета, проезда к Большому Кремлёвскому дворцу на лимузине проекта «Кортеж» в сопровождении эскорта мотоциклистов, встреча с комендантом Кремля генерал-лейтенантом Сергеем Хлебниковым, который обратился к Путину: «Товарищ Президент Российской Федерации», подъём по главной лестнице, а также дальнейший путь к Андреевскому залу под аплодисменты приглашённой «элиты». Такая «картинка» дала возможность зафиксировать и малоподвижность правой руки Путина во время ходьбы, явно не связанную с какими-то функциональными нарушениями физиологического порядка, поскольку в целом её движения не были ограничены, и «старый» номер госрегистрации нового автомобиля, использованного для двухминутной поездки («в 776 ус 77» — как выяснилось, ранее принадлежавший утилизированной «волге» какого-то частного лица), и заминку при поднятии штандарта Президента Российской Федерации над его кремлёвской резиденцией.

Всё это поневоле (или, наоборот — специально?) создавало какой-то дополнительный: то ли символический, то ли конспирологический, — фон для, в общем-то, протокольного мероприятия юридического характера. Главное значение которого состояло в самом факте его проведения по предусмотренной легитимной процедуре, подтверждающей, что «Non rex est lex, sed lex est rex» («Не царь является законом, а закон — царём»).

Единственным содержательно значимым моментом инаугурации можно считать речь Путина после принесения им президентской присяги, где было сказано: «В эти минуты, вступая в должность Президента России, особенно остро осознаю свою колоссальную ответственность… перед всем нашим многонациональным народом, ответственность перед Россией — страной грандиозных побед и свершений, перед тысячелетней историей российской государственности и нашими предками».

Несомненно, хорошо, что президент обратился к истории, к памяти предков — поскольку понятие «народа» не может и не должно ограничиваться одним только ныне живущим поколением. Но жаль, что это обращение получилось односторонне направленным в прошлое и к прошлому, что президент не заявил здесь же о своей ответственности ещё и перед будущими поколениями граждан России, перед нашими детьми, внуками и правнуками.

Без этого все последующие, многочисленные и безусловно важные слова: «Считаю своим долгом и смыслом всей своей жизни сделать всё для России, для её настоящего и будущего — мирного и процветающего»; «Россия должна быть современной и динамичной, должна быть готова смело принимать вызовы времени и так же энергично отвечать на них»; «Путь вперёд не бывает простым, это всегда сложный поиск»; «Нам нужны прорывы во всех сферах жизни»; «рывок»; «устремлённость в будущее»; «двигаться только вперёд»; «нашим детям предстоит строить нашу страну дальше, добиваться ещё больших успехов, чем их родители, уважать и продолжать историю нашего Отечества», — не выглядят концептуально завершенной конструкцией, поскольку не исключают образ человека, если не вообще бегущего «вперёд спиной», то, во всяком случае, «не разбирающего перед собой дороги».

Если же суммировать расставленные Путиным в его инаугурационной речи смысловые приоритеты действий по вектору модальности «из прошлого в будущее», то они будут выглядеть примерно так.

Прошлое:

«Мы научились отстаивать свои интересы, возродили гордость за Отечество, за наши традиционные ценности».

«Россия не раз сталкивалась с эпохами смут и испытаний — и всегда возрождалась,.. достигала таких высот, которые другим были не под силу, считались недостижимыми, а для нашей страны, напротив, становились новым трамплином, новым историческим рубежом для дальнейшего мощного рывка вперёд».

Настоящее:

«Безопасность и обороноспособность страны надёжно обеспечены».

«Многое, но ещё далеко не всё восстановлено, не все исторические раны залечены, не все потери, сложности преодолены, а жизнь постоянно ставит перед нами новые вызовы, новые непростые задачи… Времени на раскачку нет».

Будущее:

«Россия и дальше будет укреплять своё могущество, а люди будут жить лучше».

«Мы обязательно добьёмся успеха!.. Сделаю для этого всё, что в моих силах».

О будущем судить трудно: «человек предполагает, а Бог располагает», — но всё, что касается прошлого и настоящего, сказано здесь абсолютно верно. Сегодня в российском обществе действительно восстановлена — и здесь заслуги действующего президента неоспоримы и велики — гордость за наши традиционные ценности. Чего пока нельзя сказать о самих ценностях — прежде всего, о такой важнейшей ценности, как социальная справедливость.

Причём «социальная справедливость» — не в понимании 1% «олигархов» от собственности и власти, — для них-то ничего несправедливого в нынешнем статус-кво нет и быть не может, а чем богаче они становятся, тем справедливее оказываются современное российское государство и общество. А для тех 85% «униженных и оскорблённых» граждан РФ, лишённых после 1991 года почти всех своих реальных прав и свобод, которые считают справедливым совсем иное распределение национального дохода и, проголосовав за Путина как за национального лидера, противостоящего внешним и внутренним угрозам, рассчитывают на реализацию хотя бы жизненно важного минимума своих интересов легитимным и мирным путём.

Учитывает ли это и многие другие обстоятельства системно-социального характера новая президентская программа действий, которая содержится в подписанном 7 мая, сразу после инаугурации, Указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»?

Программа

Данный указ, принятый «в целях осуществления прорывного научно-технологического и социально-экономического развития Российской Федерации, увеличения численности населения страны, повышения уровня жизни граждан, создания комфортных условий для их проживания, а также условий и возможностей для самореализации и раскрытия таланта каждого человека», буквально напрашивается на сопоставление со знаменитыми «майскими указами» Путина 2012 года. Не будем здесь зацикливаться на том, какие из них были выполнены, а какие — нет. В конце концов, всё можно списать на изменившиеся условия, типа украинского «евромайдана», воссоединения Крыма, введения режима санкций, падения обменного курса рубля, начала операции российской армии в Сирии и так далее, до бесконечности: «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним — ходить!»

Сопоставим только структуру и приоритеты этих программных, по сути своей, документов — уже из этого сопоставления станет ясно, что получилось, что нет, что стало главным, а что ушло на второй или даже на третий план.

Это важно, прежде всего, потому, что «президент Российской Федерации» — не человек Владимир Владимирович Путин, 1952 года рождения, а предусмотренный Конституцией страны орган власти, предназначенный для обеспечения максимальных целостности, единства и оперативности внутрисистемного управления и межсистемного взаимодействия. И в данном своём качестве данный орган власти, разумеется, предъявляет определенные «материальные требования» к своему «человеческому носителю», но ни в коем случае к этому носителю и даже к этим требованиям не сводится. Часть данной истины выражается известной фразой: «Короля играет свита», — но только часть. Верно и обратное. В целом же функции этого органа власти являются такими, которые вообще, в принципе — не по силам исполнять одному человеку. И человек, которого избирают президентом, — лишь малый, хотя самый видный и важный, элемент целого органа, осуществляющего указанные выше функции.

Поэтому и тогда, и сейчас подписанные Путиным «майские указы», разумеется, готовились заранее и являются «дорожной картой» действий, как она представлена Urbi et Orbi («городу и миру») нашей «властной вертикалью». Разумеется, реальная «дорожная карта» может отличаться от представленного обществу («городу») и другим странам («миру») варианта — порой даже «с точностью до наоборот». Но появление такого документа, само собой, не является случайным и позволяет рассмотреть некоторые причины и следствия, а также их взаимосвязи.

Поскольку нынешняя церемония инаугурации прошла в тот же день 7 мая, что и в 2012-м (хотя президентские выборы в тот год состоялись 4, а не 18 марта), и в 2004-м (выборы 14 марта, с пожаром московского Манежа) и в 2000-м (выборы 26 марта), и в этот же день был подписан программный указ, можно сделать вывод, что данная практика признана Путиным в целом (или в каком-то смысле?) успешной, эффективной и «сработавшей» — иначе повторять данный алгоритм действий не было бы никакой необходимости. Единственное изменение — теперь мы имеем дело с одним-единственным указом (к тому же — без номера), а не с одиннадцатью оформленными отдельно «номерными», как это было шесть лет назад.

Тогда речь шла о следующих документах: № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике»; № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики»; № 598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения»; № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»; № 600 «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильём и повышению качества жилищно-коммунальных услуг»; № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления»; № 602 «Об обеспечении межнационального согласия»; № 603 «О реализации планов (программ) строительства и развития Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса»; № 604 «О дальнейшем совершенствовании военной службы в Российской Федерации»; № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» и № 606 «О мерах по реализации демографической политики в Российской Федерации».

То есть формальные приоритеты расставлялись (ещё раз напомним, это — весна 2012 года, только что отшумели, к счастью, так и не переросшие в «снежную революцию» массовые «белоленточные» «болотные» протесты) по следующему ранжиру: проблемы экономики, социального обеспечения, здравоохранения, образования и науки, ЖКХ, госуправления, межнациональных отношений, ОПК и армии, внешней политики и, наконец, демографии.

Что мы видим теперь?

Теперь мы видим следующий перечень приоритетов: демография, рост реальных доходов населения, ЖКХ, технологическое ускорение с «цифровой» компонентой, создание в отечественной экономике высокопроизводительного несырьевого экспортного кластера. И — возвращение к практике «национальных проектов», заявленной в годы президентства Дмитрия Медведева (2008-2012), когда Путин занимал пост премьер-министра:

— демография;

— здравоохранение;

— образование;

— жильё и городская среда;

— экология;

— безопасные и качественные автомобильные дороги;

— производительность труда и поддержка занятости;

— наука;

— цифровая экономика;

— культура;

— малое и среднее предпринимательство, поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы;

— международная кооперация и экспорт.

В данной связи применительно к демографии можно было бы сказать, что «последние стали первыми», а применительно к «экономическому росту», понимаемому как «рост ВВП», — что «первые стали последними», что «наверху» наконец-то признали справедливость тезиса «экономика для человека, а не человек для экономики», но ситуация выглядит куда более сложной и многомерной.

Из перечня проблем, которые предстоит решать России в 2018-2024 гг. при помощи «нацпроектов», исключены а) оборонные; б) межнациональные; в) госуправления. Надо ли понимать это так, что в данных сферах всё более-менее отрегулировано, системные риски здесь не угрожают национальной безопасности и могут регулироваться уже в штатном порядке? «По умолчанию» предполагается именно это, и образцом, видимо, следует считать российскую армию и отечественный оборонно-промышленный комплекс (ОПК). Нынешняя боеготовность и боеспособность наших Вооружённых сил, продемонстрированная, в частности, в Сирии, действительно, позволяет говорить о том, что Россия на 15-20 лет обеспечила себе не только военную безопасность, но и — в определённой степени — военное доминирование, что повлекло за собой многочисленные, но пока не волне очевидные позитивные сдвиги по всему спектру государственных проблем, внутренних и внешних, включая заказы на российское оружие, рост нефтегазовых цен, реализацию программ импортозамещения, и т.д. и т.п. Так ли хорошо обстоят дела в сфере межнациональных отношений и государственного управления — вопрос дискуссионный и спорный, но предположим, что президенту и правительству в данном случае виднее. Тем более, что в инаугурационной речи Путин заявил, что, несмотря на достигнутые бесспорные успехи в оборонной сфере, внимание к ней и её развитию ослаблено не будет. Но приоритеты смещаются на иные векторы развития.

В первую очередь, это касается человеческого потенциала России. И в количественном (демография), и в качественном (здравоохранение, образование, экология, ЖКХ, наука, культура) аспектах. Но здесь проблемы не то что созрели или даже перезрели, а в некоторых моментах уже почти перегнили. Особенно это касается образования, науки и культуры. Многолетнее безраздельное господство здесь представителей прозападного «либерального дискурса» тесно связано с таким же их господством в сфере экономики, поэтому вытеснить «пятую колонну» с одного поля, не вытеснив её с другого, представляется весьма маловероятным сценарием, что, собственно, и подтверждается практикой последних лет. «Национализация» образования, науки и культуры принципиально невозможна без «национализации» экономики, без той или иной формы подчинения крупных её субъектов государственным и общественным национальным интересам.

Но как раз об этом речи пока на уровне президентского указа не идёт. Самое большее, на что здесь можно (причём весьма туманно) рассчитывать, — это на возможность формирования некоего современного варианта социально-экономического и социально-политического абсолютизма, при котором верховная власть в союзе с новыми сетевыми структурами «цифрономики» (малое и среднее предпринимательство как аналог ремесленной и торговой буржуазии XVI-XVII веков?) будет ограничивать права «крупных феодалов»-олигархов, тем самым способствуя развитию высокотехнологических и экспортно ориентированных «кластеров» по примеру китайской политики «открытых дверей» образца 70-х—80-х годов ХХ века.

«Безопасные и качественные автомобильные дороги» в этом контексте выглядят разве что «сахарной костью», бросаемой региональным «элитам» (и части федеральной «элиты»).

А вот с «нацпроектом», обозначенным как «производительность труда и поддержка занятости», вообще никакой ясности нет — прежде всего, потому, что в нынешней системе экономики показатель «производительности» рассчитывается по денежной цене проданных товаров или услуг, а не по факту их реального потребления, что ведёт к катастрофическим последствиям для торгового и платежного баланса российской экономики. Впрочем, «если звёзды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно». Кому? Спросите у Лившица. Или у Чубайса. Или у Кудрина, которого, кстати, назначили теперь главой Счётной Палаты РФ.

Впрочем, оценке персонального состава российского правительства, которому предстоит реализовать новую президентскую программу, специально посвящен следующий раздел этой статьи. Здесь же отметим, что ресурсно-финансовое обеспечение задач «майского указа» 2018 года вообще не определено. 10 триллионов рублей? Нет, 8 триллионов рублей? А почему не 6 или не 12? Не говоря уже об их источниках. Нет, вполне вероятный рост мировых цен на энергоносители выше 100 долл. за баррель нефти, конечно, способен, на пару с новым снижением обменного курса рубля, с лихвой решить эту проблему, но реальное планирование и исполнение планов, видимо, предполагается максимум в ежегодном, если не ежеквартальном «горячем» режиме.

Отдельной темой является и поставленная Путиным задача вывести к 2024 году российскую экономику минимум на пятое место в мире — опять же, без указания той «системы координат», в которой данная задача должна решаться. Потому что, например, по ВВП, рассчитанному на основе обменного курса российского рубля к доллару США («номинал») наша страна по итогам 2017 года занимает 11-е место в мире с показателем 1,577 трлн. долл., уступая даже Канаде. А по ВВП, рассчитанному на основе паритета покупательной способности (ППС), — уже 6-е, с показателем 4,008 трлн. долл., совсем немного «не дотягивая» до Германии (4,171 трлн. долл.). А по объёму реального сектора производства товаров и услуг — мы уже вообще четвертые в мире… Так спрашивается, «сколько вешать в граммах?»

Не стоит рассматривать эти моменты как некую недоработку или некомпетентность президента и его команды. Одним из фундаментальных принципов путинской политики является сохранение и расширение максимума «степеней свободы» для дальнейших своих действий: личных или совместных. Так и здесь: если у президента с правительством в дальнейшем всё будет по-прежнему хорошо, ВВП можно посчитать «по паритету» — тогда поставленная задача выполнена, а если не всё хорошо, то ВВП, напротив, можно посчитать «по номиналу» — тогда задача провалена, со всеми вытекающими отсюда последствия.

Правительство 

Изменения в новом составе российского правительства произошли, но в основном они свелись не к устранению «отыгранных» или появлению «свежих» фигур (хотя и без этого не обошлось), а к «рокировкам» внутри кабинета министров. Вся эта живописная чехарда со сменой кресел и кабинетов в Белом доме при взгляде снаружи кажется очередной иллюстрацией к знаменитой крыловской басне «Квартет» с известной моралью: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь!» Но…

Можно было бы сказать, что главной интригой является сохранение Дмитрия Медведева на посту премьер-министра, но это, судя по всему, «интрига напоказ». Трудно сказать, насколько это переназначение связано с параллельными отставками первого вице-премьера Игоря Шувалова и вице-премьера Аркадия Дворковича, которые занимали ключевые позиции в «команде» Дмитрия Анатольевича. Но понятно, что в результате реальная сфера влияния Медведева значительно сократилась. О том же свидетельствует и назначение Алексея Кудрина на пост председателя Счётной Палаты РФ, с которого «рулить» образованием и здравоохранением вместо Ольги Голодец (пока назначена заниматься культурой и спортом) отправилась Татьяна Голикова. «Ушли» также один из фигурантов скандала «Рыбка—Дерипаска» Сергей Приходько, руководитель аппарата правительства в ранге вице-премьера (его сменил в этом кресле начальник контрольного управления президента РФ и однокурсник Медведева Константин Чуйченко); вице-премьер Дмитрий Рогозин, курировавший ОПК (его полномочия переданы Юрию Борисову, которого называют одним из ведущих идеологов и организаторов Российской армии «нового типа»), и вице-премьер «широкого профиля» Александр Хлопонин.

Трудно назвать «новыми лицами» в правительстве вице-премьера Алексея Гордеева, которые будет отвечать за хорошо знакомую ему еще в бытность министром сельского хозяйства (1999-2009) и губернатором Воронежской области (2009-2017) аграрную отрасль, и Максима Акимова, ранее — заместителя Сергея Приходько, а ныне — вице-премьера по вопросам транспорта и связи.

«Наследие Дворковича» оказалось разделено между Дмитрием Козаком (промышленность и энергетика), а также упомянутыми выше Максимом Акимовым и Алексеем Гордеевым. Виталия Мутко «перебросили» с полностью проваленной им спортивной проблематики на строительство.

На самом деле важнейшее изменение в правительстве РФ образца 2018 года заключается в том, что кресло первого вице-премьера, освобождённое Игорем Шуваловым, с сохранением за собой поста министра финансов, занял Антон Силуанов. Тем самым в российской «властной вертикали» сформировалась и выдвинулась на первый план мощнейшая политическая связка Силуанов—Кудрин (или Кудрин—Силуанов), на значении, возможностях и «функционале» которой следует остановиться отдельно — она этого вполне заслуживает.

Вообще, кадровую хватку Алексея Леонидовича не стоит недооценивать. В общем-то, и к выходу самого Путина на федеральную политическую орбиту после поражения Собчака в Питере в 1996 году он приложил свою руку, а де-юре — вообще сыграл решающую роль. Его бывшие заместители Антон Силуанов и Татьяна Голикова вот уже более десяти лет постоянно находятся на самых высоких постах в российской «властной вертикали». К данному блоку, в принципе, примыкает и связка Германа Грефа (Сбербанк) с Эльвирой Набиуллиной (ЦБ РФ).

Теперь же их влияние там становится едва ли не доминирующим, поскольку совместными усилиями они могут «сканировать» любое министерство и ведомство, вплоть до разведки и армии, не говоря уже о структурах попроще. Конфликт 2011 года, когда Дмитрий Медведев уже в качестве путинского преемника на президентский пост со скандалом добился отставки «чересчур влиятельного» Алексея Кудрина со всех правительственных постов, теперь может получить (и, судя по всему, с арестом братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых — уже получил) своё продолжение. К тому же, заняв пост председателя Счётной Палаты, Кудрин находится вне досягаемости премьер-министра, зато может наносить удары по его «зоне влияния».

Впрочем, не это — главное. Главное в том, что теперь баланс приоритетов российской «властной вертикали» и — уже как следствие — баланс сил внутри неё, явно смещаются в сторону финансовых операций. Причём расчистка и расширение соответствующих «каналов», похоже, предстоят в грандиозных масштабах, выходящих далеко за пределы текущих и даже обозримых в перспективе потребностей национальной экономики РФ. С чем это связано: планами масштабной и системной модернизации отечественного производственно-технологического кластера, формирования на российской базе нового глобального «банковского хаба», созданием «зоны рубля», усилением работы currency board и «нефтедолларового насоса», или чем-то ещё, — покажет время. Главным индикатором здесь будет объём и структура золотовалютных резервов страны, а также вывоз из неё капитала. Если десятки миллиардов долларов будут по-прежнему вкладываться в государственные и корпоративные «ценные бумаги» наших западных «партнёров», да ещё без всякого экономического смысла, выступая при этом в качестве инструмента для нормализации отношений с ними, — о развитии отечественной экономики можно будет забыть навсегда. Впрочем, о дальнейшем опережающем оснащении наших силовых структур — тоже.

Факт состоит в том, что теперь в кремлёвских и правительственных «верхах» осталось только два «центра силы»: указанный выше «кудринский» финансовый блок и «силовики», координирующие свои действия непосредственно с Верховным главнокомандующим. Таким образом, ближайший период может стать для российского правительства периодом сильнейшего столкновения между военно-силовой группой во главе с Шойгу—Чемезовым и финансовыми либералами-«западниками» во главе с Кудриным. Впрочем, здесь мы уже переходим к заключительной, прогнозной части настоящей статьи.

Прогноз

Судя по тому, что в целом новый состав правительства повторяет старый, речи о смене социально-экономического курса и переходе к мобилизационному проекту не идёт. Более того, такой переход видится маловероятным и в перспективе ближайших 5-10 лет — если только наши западные партнёры во главе с США не начнут трансформацию нынешней «гибридной» войны против России в традиционную «горячую» — например, руками киевской хунты или «исламистских» террористических структур. Из этого следует вывод, что Путина, несмотря на все его алармистские заявления, в целом устраивает нынешний ход событий и внутри страны, и на международной арене. А следовательно, он не видит нужды «менять коней на переправе». Даже — откровенно троянских.

Поэтому невнятный или даже полностью фиктивный «рост экономики» на официальном уровне 1-1,5% в год, стагнация или даже снижение реальных доходов подавляющего большинства населения страны при росте их «среднестатистического» уровня за счёт стремительного обогащения ничтожного по численности (до 5%) меньшинства, технологическая стагнация и рост безработицы выглядят едва ли не самым вероятным из возможных сценариев на период 2018-2024 годов.

Скорее всего, это будет происходить на фоне борьбы Путина за сохранение геополитического пояса безопасности России в виде установления дружественных режимов в государствах «постсоветского пространства». Борьбы, которая, как свидетельствует опыт Грузии, Украины и Молдавии, а теперь — и Армении, будет вестись, в лучшем случае, в режиме «активной обороны», без целей разгромить противника и добиться окончательной победы. Тем более, что «образ врага» и «негативный пример» соседних стран, попавших в ловушку «цветных революций», в немалой степени способствуют усилению поддержки власти со стороны российского общества. Уже сейчас отчётливо видна перспектива антироссийского дрейфа оставшихся у нас союзников, включая Белоруссию и Казахстан, не говоря уже про Киргизию, Таджикистан, Туркмению и Узбекистан. Более-менее стабильными выглядят отношения с Азербайджаном, но и они, в случае нового обострения карабахского конфликта, могут оказаться под угрозой. Для того, чтобы сломать эти сценарии, России нужна новая, наступательная идеология, основанная на принципах прогресса и социальной справедливости, а также соответствующий этой идеологии порядок жизнеустройства государства и общества, который вызывал бы у окружающих Россию этнополитических структур стремление к подражанию и присоединению. Но для этого, конечно, нужно не менять шило на мыло в российских «верхах», а заниматься выверенной трансформацией отношений власти и собственности внутри страны. Нынешнее правительство, по-прежнему составленное, в основном, из прозападных либералов, разве что не настолько радикальных, как Шувалов, Дворкович, Трунов и Ко, приспособлено к решению данной задачи примерно так же, как ржавый лом — к полёту в космос. А там, где нет энергий созидания, начинают действовать энергии распада. Следовательно, непоследовательность и «раздвоенность» стратегического курса руководства РФ, скорее всего, будет продолжаться, усугубляя и без того сверхсерьёзные российские экономические, финансовые и военно-политические проблемы нашей страны.

 

Советская Россия, №31, 2018

Е.Польгуева. «Мобильный избиратель»

Советская Россия №35, 2018

А.Афанасьев. «Власть и ответственность»

Советская Россия, №38, 2028

Ю.Болдырев. «О насущных формах самоорганизации»

 

О столетии Великой Октябрьской Революции

Завтра, №40, 2017 г.

Л.Прошкин. «Время правды придет»

Завтра, №44, 2017 г.

  1. А.Проханов. «Красная орбита Вселенной
  2. Изборский клуб. «Революция и Россия
  3. Е. Спицын. «Непонимающие»
  4. А.Островский. «Октябрьская Революция и Китай.
  5. А.Фурсов. «Роковые причины Октября
  6. Св. Дмитрий Дудко. «Смыслы Революции»

Завтра, № 45, 2017 г.

  1. Н.Локтионова. «Временщики России»
  2. М.Шевченко. «Русская Тернапева»
  3. Новый проект Издательства «Красная Звезда

Новая газета, № 117, 20.10.2017 г.

«Предмет ужаса»

Советская Россия, «Отечественные Записки», 10.08.2017

Р.Вахинов. «Почему все не могло остаться как было?»

 

 

 

Положение народа

Перемен не будет…

Записки пессимиста

Завтра, №21, 2018

 http://zavtra.ru/blogs/peremen_ne_budet

18 марта избран и 7 мая 2018 г. инаугурирован на новый срок президент России В.В.Путин. По его представлению Госдума утвердила на новый срок председателем Правительства Д.А. Медведева. Издан новый майский «суперуказ» «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», и «Белый дом» незамедлительно приступил к реализации 13 новых, хотя уже давно известных национальных проектов, призванных за ближайшие шесть лет в очередной раз старыми методами преобразовать общий ландшафт развития страны.

Всё это время в стране царило всеобщее ожидание перемен. Обещанных перемен (и даже прорывов). И не только общих «инерционных перемен», связанных с улучшением благосостояния людей ускорением темпов развития, которые неизбежны и происходят в любых условиях, при любой власти. Люди ждали перемен в избавлении от гнёта чиновничьей бюрократии, казнокрадства и коррупции, амнистии всех правозащитников и расширении гражданских прав и свобод, реального повышения пенсий, объявления (хотя бы в разовом порядке) о снижении цен на товары первой необходимости для малоимущих, отказа от дальнейшей узурпации власти, перемен в осуждаемом всеми «басмановском судопроизводстве», снижения накала разногласий и санкций США и ЕС, прекращения военных конфликтов в Украине и Сирии и вмешательства в дела других стран и т. д. А главное — люди ждут перемен в стратегии и методах повышения производительности труда и эффективности производства, которые в России одни из самых низких в мире (в 10 раз ниже, чем в США, в 7,5 раза ниже, чем в ЕС и даже в два раза ниже, чем в Китае) и без которых все другие перемены, в том числе и, прежде всего, повышение доходов, теряют силу. Однако и увы, прекрасная маркиза…

Перемен, о которых так долго мечтали и так много говорили национально-патриотические силы России, не случилось. Альтернативная программа кандидата в Президенты России П.Н. Грудинина «20 шагов к достойной жизни» была отвергнута. Всё будет по-прежнему. Обвала и «пира во время чумы», как при Ельцине, не будет. Будет застой. «И дефолта не будет». Будет непрерывный рост доллара и цен. И диких масштабов приватизации и коррупции больше не будет: приватизировать нечего, воровать не у кого… И бедных не будет. Будете жить плохо, но долго: в полном здравии до 67 лет, а в болезнях ещё на 11 (к 2030г. — на 13) лет больше. (И то хлеб: духовный отец нынешнего президента в 1993 году пророчил нечто ещё более мрачное и зловещее: «Будете жить плохо, но недолго»). Риторика как бы разная, суть одна …

История любит повторяться. Сначала так, потом этак… Мы не имеем ничего против перемен, но пусть будет всё так, как мы хотим…Падение производства, кризисы, обвалы рубля и санкции пусть продолжаются, но всё это вновь назначенное старое правительство Медведева, как и прежде, за ценой не постоит и будет проходить с минимальными потерями. Всё, казалось бы, в порядке, цели и задачи поставлены правильно, рейтинги растут, а экономика деградирует, богатые богатеют, а народ бедствует. Крым наш, а Сибирь с её во сто крат большими богатствами пусть пустует… На бахвальство, олимпиады и конфликты тратим триллионы, а у пенсионеров нагло отбираем последние копейки…Народ в своей подавляющей массе против нищеты и бесхозяйственности, но голосует за!

Умом всё то, что происходит в России не понять. Всё это можно только запомнить… Запомнить, что всё то, что пафосно декларируется, не имеет ничего общего с действительностью. В большинстве случаев это произвольные, ничем не подкреплённые голые цифры… Цифры, которые указом назначаются, а не, как это элементарно полагается, обосновываются и детерминируются реальными возможностями и ресурсами страны. Это, на простом языке, словесная трескотня без начала и конца, очередное издание пустых обещаний, выполнять которые никто не собирается… Вы можете людям рассказывать, что угодно, но майские указы президента 2012 г. не выполнены, страна практически по всем ключевым показателям не вышла на уровень 1990 г., темпы выше мировых и искомое место в пятёрке крупнейших экономик мира приказали долго ждать… И не только пресловутые указы, но и все ранее принятые стратегические программы и национальные проекты (а их было более сотни) не были выполнены. Виновных никогда не было. Провалы каждый раз списывались на завышенные ожидания или урезанные ресурсы.

На достижение поставленных целей и решение требуемых задач (их в общей сложности более 120) на все 6 лет выделено 8 трлн. руб. или в эквиваленте около $125 млрд). В действительности такой объём работ, многие из которых требуют многомиллиардных долларовых вложений, денег, как и в прошлые периоды, потребуется едва ли не на порядок больше. Не надо быть пророком, чтобы ответить на вопрос, какие шансы и гарантии выполнения ждут новые национальные стратегические проекты и программы Путина, которые ещё более завышены и ещё в меньшей мере обеспечены необходимыми ресурсами. Возникает и более общий вопрос: зачем нашему народу игры в такие ничем не обеспеченные и пустопорожние стратегии, затраты на которые — это явно выброшенные на ветер деньги. Выдержит ли Россия ещё шесть лет подобных испытаний, и что по минимуму нужно сделать, какие дополнительные источники роста привлечь для того, чтобы она эти испытания выдержала?

Что должно произойти в сознании наших обманутых, обворованных и обездоленных людей, чтобы невозможное стало возможным? Чтобы они в массовом порядке если не восстали, то раз и навсегда, пусть и не явно, по умолчанию, прекратили поддерживать, вопреки самим себе, антинародные порядки: деградацию экономики, науки, образования, культуры и спорта, элиту и чиновников, предавших и присвоивших себе всё советское наследие, и их сынков и пасынков, нагло лезущих во власть, потёмкинские показные олимпиады, стадионы, яхты, автомобили и часы на руках «мажоров от власти»? Всмотрелись в списки миллиардеров, источники происхождения их капиталов, знали, сколько и чьи дети обучаются в заграничных вузах и школах, и чьи жёны и любовницы разгуливают по всем злачным местам мира. Знали, что все 75% того, что по закону должно было принадлежать им, было нагло у них отторгнуто и теперь принадлежит иностранному капиталу и офшорам. Не поддавались зомбированию, объективно и трезво судили обо всём. И хотя бы о том, зачем нашему народу (или, по крайней мере, 5 млн. любителям заграничных туров), вслед за продажными чиновниками ЦБ и вскормленными ими спекулянтами, защищать не рубль как национальную валюту, а доллар, выступать не против роста курса доллара, а за снижение курса рубля. Или зачем миллионам автовладельцев ежедневно навязывается информация о росте мировых цен на нефть как позитивном явлении? Им ведь интересны случаи падения цен на нефть и бензин, к чему они имеют прямое отношение. Не чудовищно ли, что одной из национальных целей и задач России является борьба за рост (подчёркиваю, рост), а не снижение цен на нефть. И, следовательно, не удешевление, а удорожание издержек производства и жизни. И с этой стяжательской идеологией мы навязываем всему миру свою ущербную справедливость и другие высшие ценности жизни! «Стратегия Путина-2024» не даёт ответа на эти вопросы и тем самым отсекает самые широкие слои от её массовой поддержки. И в этом её коренной недостаток. Что в предстоящие годы надо исправить, чтобы мы вышли на единую взаимоприемлемую общенародную стратегию развития?

 

Прежде всего, в Cтратегии-2024 должны быть уточнены сами целевые показатели — как требующие дополнительного обоснования или спорные, существенно уклоняющиеся от фактических или расчётных значений, определяемых в самом простом случае матричными методами нахождения объективно обусловленных оценок.

Возьмём, например, оценку ожидаемой продолжительности жизни, составляющую сегодня 72 года. В Cтратегии-2024 эта оценка повышается до 78 лет (к 2030 году — до 80 лет). Прирост — целых шесть лет. Невиданный прирост, если учесть, что за все последние 26 лет этот прирост не превышал четыре года, в том числе за все 18 лет правления Путина — 6,6 лет. Впервые приводится также оценка ожидаемой продолжительности здоровой жизни, составляющая 67 лет. Однако, что означает разница между продолжительностью общей и здоровой жизни, составляющая 11 лет? Продолжительность больной жизни? И то важно, о росте продолжительности жизни в каких слоях населения и в каких регионах страны идёт речь? Будет ли расти продолжительность жизни коренного населения? И если да, то за счёт каких факторов и насколько? Стратегия внеклассовая, асоциальная. Ответа нет!

Или возьмём другой целевой показатель — рост реальных доходов граждан и пенсий выше уровня инфляции. О каком росте может быть речь, если за последние годы здесь происходит хроническое падение (за 2014—2018 гг. на 25%). В предстоящие годы — компенсировать хотя бы падение! И далее, о какой инфляции речь: инфляции в 2,5% (или, как в указе, в 4%) в год, которая в России на систематической основе искусственно занижается, или инфляции, адекватной реальному росту цен, который на хронической основе в 2—3 раза выше? Может ли и будет ли при таком невиданном в мире росте цен опережающими темпами расти зарплата? Мировая практика нашего века не знает таких примеров. И потом, инфляция может быть обнулена: возможно, как в Японии или странах ЕС, снижение цен. И тогда, что, допустимым может быть нулевой или даже отрицательный рост доходов и пенсий?!

Снижение уровня бедности в два раза. Учтённых формально бедных в России сегодня 22 млн., в том числе 12 млн. работающих бедных, получающих зарплату ниже или равную прожиточному минимуму. Но эти цифры не включают более 30 млн. неучтённых лиц, не имеющих постоянной работы или постоянного заработка. В подавляющем большинстве случаев (70—75%) это тоже бедные люди. Снизится ли и их численность к 2024 г. в два раза? Ответа в Cтратегии нет! А ведь это тоже наши бедные люди.

Или возьмём улучшение жилищных условий, снижение ипотечных ставок и административной нагрузки на застройщиков, вопросы модернизации строительной отрасли. Ежегодно жилищные условия предполагается улучшать для не менее 5 млн. семей. И это против всего-то 145 тыс. семей (включая одиночек), получивших жилые помещения и улучшивших жилищные условия в 2017 г. Неслыханно громадная задача. Это ведь за 6 предстоящих лет — неслыханный праздник для 30 млн. семей. 30 млн. квартир — это ведь общее число всех приватизированных в России квартир. Некая фантастическая компенсация живущему поколению семей за недополученное жильё всеми предыдущими поколениями, их едва ли не вековые мучительные страдания из-за квартирного вопроса! Проблема, конечно, была. В советское время свой квартирный вопрос в год решали более одного миллиона семей, а потом, в наше время, — едва ли 100 тыс. семей, то есть в 10 раз меньше в год. И потом (и это здесь главное!) зачем так много, если общее число семей, включая одиночек, состоящих на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях, во всей России на конец 2017 года не превышало 2,5 млн.? По-видимому, с цифрами здесь произошло какое-то недоразумение, которое надо снимать с составителями самой стратегии. По-хорошему, на месте В.В. Путина, я бы отменил подписанный указ и заставил виновных чиновников публично исправить допущенные ошибки. Или уволил бы нерадивых.

На фоне происшедшего в 2012—2017 гг. почти двукратного снижения объёмов внешней торговли, продолжающихся санкций и растущего в стране дефицита новых технологий вызывает крайнее сомнение намечающийся ускоренный рост экспорта, в том числе экспорта IT и медицинских услуг. Удивляет также, что среди целого множества намечаемых показателей нет главного — показателя роста эффективности производства.

Или возьмём темп экономического роста, который ведущими экспертами мира оценивается в 1,3—1,5%, а в стратегии определяется на уровне выше мирового (2—3% в год). В предыдущих стратегиях и в большинстве других прогнозных расчетов этот темп котировался у нас на уровне 5—6%, а в иных случаях даже 7—8%. И вот с таким небывало низким темпом, который, к тому же, явно диссонирует с другими показателями стратегии — в частности, с темпами обновления и ускорения технологического развития, роста инвестиций, рабочих мест, производительности труда, — новым майским указом предписывается осуществить прорыв в развитии России и обеспечить её вхождение в число пяти крупнейших экономик мира. (По разным оценкам сегодня, напомним, это место — cедьмое-двенадцатое, а по объёму ВВП на душу населения — шестидесятое-семидесятое). Задание, по крайней мере, странное, миссия невыполнима. Чтобы задание было выполнено, надо, чтобы мировая экономика в ближайшие шесть лет рухнула, что, похоже, исключается!

Наконец, надо определиться с затратами на реализацию стратегии. Против объективно необходимых, в разы бо́льших средств, в одних случаях на всё про всё предполагается выделить 8, в других — 25 трлн. руб. (при нынешнем курсе рубля 120 —400 млрд. долл.)… В том числе по максимуму: на развитие дорог — 8,42 трлн. руб., демографию — 3,55, инфраструктуру — 1,79, «цифровую экономику» — 1,31 трлн. руб. При этом, как и прежде, явно недостаточный объём средств выделяется на образование (140—150 млрд. руб. в год), науку (15—20 млрд. в год в 2019—2022 гг. и 25—30 млрд. в 2023—2024 гг.) и попросту призрачные суммы — на культуру и охрану окружающей среды. Несмотря на ускоренный рост Фонда обязательного медицинского страхования, ограниченные средства предусматриваются и на развитие здравоохранения (ориентировочно — около 1,3 трлн. руб.) — и это на фоне многочисленных деклараций о том, что именно наука, образование, здравоохранение и культура, а не сырьевая экономика, торговля и банки будут определять мощь и перспективы России в предстоящие годы… И многократных обещаний самого президента страны шестикратно повысить совокупную долю этих отраслей в ВВП с 2,3 до 13,3%. Между тем в указе президента об этом — ни слова! Заметим, что именно из-за такого недофинансирования и распыления средств — все прототипы нынешних «национальных проектов» в прошлом с блеском провалились. Нет никаких сомнений, что при выделенных ресурсах подобная участь ждёт и ныне принимаемые проекты. Подчеркнём и то, что на реализацию аналогичных проектов в мире было израсходовано на порядок больше сил и средств и в десяток раз больше лет. Но зато там всё сделано и служит людям веками, а не рушится как дальневосточный мост или питерский и другие олимпийские стадионы ещё до завершения строительства.

Конечно, все намечаемые показатели должны рассматриваться не сами по себе, а в сравнительном контексте с аналогичными показателями, характеризующими достигнутые уровни и высшие достижения в развитии соседних стран и мировой экономики.

Возьмём пример Китая, где рост ВВП с 2006 по 2015 годы составлял от 6,8% до 14,2%. Сегодня их ВВП в пять раз больше, чем у нас, и даже превысил ВВП США. Между тем ресурсов роста сегодня в России больше, чем в Китае в 1992 году, когда ВВП Китая был меньше российского ВВП.

Приступая к практической реализации новой стратегии, нам в первую очередь надо преодолеть бесхозяйственность и повысить эффективность использования имеющихся материальных, трудовых и финансовых ресурсов, уровень которой находится ниже нижнего предела.

Сегодня в России — 130 тыс. убыточных или неработающих заводов и фабрик, 42 млн. га пустующих земельных угодий, 12 млн. безработных, 30 млн. лиц без определённых занятий, 45% неиспользуемых производственных мощностей.

Консолидированный годовой бюджет потерь России составляет 1,5 трлн. долларов США и превышает весь годовой объём ВВП России — эти резервы должны быть использованы на благо предстоящего развития в полном объёме.

К числу первоочередных целей в Стратегии-2024 относится задача сокращения административных процедур и барьеров, решение которой открывает прямой путь к снижению уровня коррупции.

Коррупция существует во всех странах. И в России воровали всегда. Но такого уровня коррупции, как сегодня, в России не было за всю её историю. Страна с таким уровнем коррупции развиваться не может. Мы и не развиваемся. Более того, наша страна разрушается.

Вот некоторые факты:

— в 2016 г. в международном рейтинге уровня коррупции Россия занимала 136 место из 174 стран (вместе с Нигерией, Камеруном, Киргизией), одна радость: Украина по уровню коррупции в том же рейтинге — на 142 месте;

— теневая экономика составляет от 40 до 50%;

— примерно половина экспорта и импорта идет «мимо кассы», бюджет страны ежегодно недополучает 70—80 млрд. долларов в виде таможенных сборов и пошлин или треть своего общего объёма. Например, по данным ООН, представленным Россией, в 2015 году Россия поставила в США товаров 27 группы (углеводороды) на 3 млрд. долл., а по данным, представленным США, они получили эти товары из России на сумму 9 млрд. долл. Соотношение данных по этой же 27 группе с Германией составляют 10,9 млрд. долл. и 27,1 млрд. долл. Т.е. эти две страны получили в 2,6 раза или на 22,2 млрд. долл. (1,3 трлн. руб.) больше углеводородов, чем мы им поставили;

— более половины крупной российской собственности зарегистрировано в офшорах;

— ежегодные потери на госзакупках (пресловутая административная рента) превышают 1,2 трлн. руб. в год или 9% всего госбюджета; примерно во столько же обходятся России потери на отмывании денег, санации и ликвидации банков, завышении кредитных ставок и курсовых разниц, других попустительских схемах сомнительного обогащения; например, как сообщил зампред Банка России Михаил Сухов на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку, потери предприятий в 72 российских банках с отозванной лицензией, составили порядка 400 млрд. рублей;

— консолидированный коррупционный бюджет России превышает 500 млрд. долларов США или 40% годового объёма ВВП и вместе с потерями выступает главным тормозом повышения темпов экономического роста, расширения ёмкости отечественного рынка, увеличения доходов и улучшения благосостояния населения.

Острой остаётся проблема социального неравенства и бедности. «Имущественное неравенство в России является самым высоким в мире, за исключением малых народов Карибского бассейна» — таково мнение независимых экспертов ООН. Население нищает. По подсчётам экспертов ВШЭ, в 2016 году трудности с покупкой продуктов или одежды испытывал 41% россиян (при этом у 11% жителей страны денег не хватает даже на продукты).

На фоне падения производства продолжается деградация образования, здравоохранения, науки, культуры. Растёт уровень преступности, алкоголизма и наркомании.

Умы и капиталы бегут из России. В 2014 году страну покинули более 320 тыс. россиян. Только в США получили рабочие и студенческие визы, дающие право на временное пребывание, 245,6 тыс. россиян, что в два раза больше, чем десять лет назад. Вид на жительство в странах Европы был предоставлен примерно 75,3 тыс. россиян. В 2016 году Россию покинули 350 тыс. граждан. Чистый вывоз капитала частным сектором с 2008 по 2014 годы составил 570 млрд. долларов или 17,1 трлн. руб. (если считать по курсу $1 = 30,0 руб.). В последние три года эта величина возросла ещё на 100 млрд. долларов.

Растёт экономическая зависимость России от иностранного капитала. Иностранцам принадлежит не менее 65% крупной российской собственности. Еще 10% или почти 200 тыс. предприятий находится в офшорной и смешанной российско-иностранной юрисдикции.

Под вопросом — продовольственная безопасность России.

По данным Министерства сельского хозяйства:

«Доля иностранного капитала в пищевой промышленности превышает 60% и продолжает устойчиво расти. Как только на российском рынке появляется сильное отечественное производство или бренд, пользующийся популярностью у потребителя, они сразу скупаются иностранными корпорациями.

В большинстве сегментов российского рынка продуктов питания и напитков наибольшая доля принадлежит иностранным корпорациям:

— почти 60% рынка молока;

— более 70% рынка соковой продукции;

— порядка 80% рынка замороженных овощей и фруктов;

— более 90% рынка плодовоовощной консервации;

— более 80% рынка пивоварения.

Отечественные компании пока сохраняют лидерство на рынках мясопереработки и хлебобулочных изделий, однако в данных сегментах также прослеживается общий тренд — поглощение более мелких компаний крупными корпорациями, в том числе западными».

Даже предприятия-производители «исконно российских» товаров принадлежат иностранцам. Например, молочные продукты «Домик в деревне» и «Весёлый молочник», вода «Ессентуки», соки «Фруктовый сад», «Любимый», «Тонус», «Я», «Добрый», квас «Кружка и бочка», печенье «Юбилейное», шоколад «Воздушный» со слоганом «Россия — щедрая душа», вафельный торт «Причуда», конфеты «Коркунов» принадлежат США; «Простоквашино» и «Растишка», а также автомобиль «Лада» — Франции; конфеты «Белочка» и «Мишка на севере» — Норвегии; мороженное «48 копеек» — Швейцарии; пиво «Балтика», «Невское», Жигулёвское» — Дании; пиво «Охота», «Три медведя» — Нидерландам; пиво «Клинское» — Бельгии. И т.д.

Быстрыми темпами идёт разрушение российской промышленности. Численность работников машиностроения за 20 лет сократилась в 3,7 раза. Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвел Минпромторг: «…во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80 процентов, что создаёт потенциальную угрозу как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются: станкостроение (доля импорта составляет более 90%), тяжелое машиностроение (до 80%), лёгкая промышленность (до 90%), радиоэлектронная промышленность (до 90%), фармацевтическая и медицинская промышленность (до 80%)».

Рост доли импортной промышленной продукции на российском рынке начался в 1991 году и продолжается до сих пор, дойдя до 80—90%. Соответственно, российская продукция составляет от 20 до 10%. И эта доля сокращается с каждым годом, несмотря на призывы и указания президента.

В России производить не выгодно. Например, тракторный завод, принадлежащий объединению «Ростсельмаш», находящийся в Канаде и получивший в 2012 году прибыль в размере 16,4 млн. долл., в российских условиях имел бы убыток 21,7 млн. долл., т.е. не мог бы работать. Именно налоги — главная статья, определяющая убыточность предприятия в России. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов 47,9 млн. долл.; в России такой завод должен заплатить 74 млн. долл., т.е. на 26,1 млн. долл. больше. На заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, а в России для такого завода потребуется 65 бухгалтеров (на Ростсельмаше работают 200 бухгалтеров). К тому же в Канаде заводу дают кредиты под 2,3%, электроэнергия в два раза дешевле, чем в России, и т.д. Но налоги — главное.

Аналогичные результаты получены при сопоставлении налогового бремени на предприятия в России и США. В США нет НДС (у нас — 18%), существующий в США налог с продаж в разных Штатах (от 5% до 11%) производственников не касается). В США нет налога на имущество (у нас — 2,2%), приобретаемое оборудование стоимостью до 2 млн. долл. в год в США списывается на себестоимость (у нас — сначала заплати 20% налог на прибыль, а потом постепенно амортизируй). Социальные взносы у них — 13,3% (у нас — 30%), в США прогрессивный налог на прибыль предприятий от 15% до 38% и прогрессивный подоходный налог — до 39,6%: чем беднее предприятие или гражданин, тем меньше ставки налогов. Предприятию дают «подняться», а лишь потом разумно «стригут». Более половины населения США освобождено от уплаты налогов. У нас, вопреки Конституции РФ (п. 2 статьи 7), берут 13% даже с доходов ниже прожиточного минимума. В результате налоговая нагрузка на малое производственное предприятие в США в 3—5 раз ниже, чем на такое же предприятие в России. Россия испытывает острый недостаток средств для финансирования экономики, обороны и социальных программ. У нас вопиющие диспропорции в развитии центра и регионов. Нашу экономику разрушают некомпетентность и безответственность кадров на всех уровнях и во всех отраслях и, как следствие, низкое качество и неэффективное использование инструментов управления экономикой, в том числе: налоговой, банковской и страховой, финансово-валютной, таможенно-тарифной, судебной систем, а также — приватизации и национализации, промышленной политики, деофшоризации и демонополизации экономики.

Стратегия должна содержать не только цели, но и методы решения указанных задач.

В краткосрочном периоде (2017—2019 гг.) мы предлагаем меры, реализация которых, по нашим расчётам, позволит получить для бюджета дополнительные доходы в сумме от 11 до 15 трлн. руб. ежегодно за счёт более рационального распределения имеющихся ресурсов и некоторых мер по совершенствованию администрирования. В том числе за счёт: совершенствования налогового администрирования; cовершенствования механизма учёта и возврата НДС (1,5—2 трлн. руб.); совершенствования подоходного налогообложения (2—3 трлн. руб.); наведения порядка на таможне (2 —3 трлн. руб.); повышения эффективности изъятия природной ренты (1,5—2 трлн. руб.); деофшоризации экономики (4—5 трлн. руб.).

В последующие годы доходы будут расти за счёт дальнейшего совершенствования системы управления и повышения эффективности производства.

Практическая реализация намеченных задач может гарантировать достижение тех самых темпов и пропорций экономического роста, которые, несмотря на множество ранее принятых решений, никак не мог обеспечить прежний экономический блок Правительства России. Будем надеяться, что с учётом изложенных предложений новому экономическому блоку это удастся сделать.

Принятая стратегия — это, как ни крути, во многом стратегия самоизоляции России. Между тем объективно обусловленное и законное место России — в самом широком участии в международном разделении труда, в глобализации, во всех мировых экономических союзах. Потребуется немало сил и преобразований, чтобы это законное место занять. Однако овчинка стоит выделки! Замыкание России в созданных себе подобных локальных объединениях, в том числе в ЕАЭС, явно недостаточно и грозит большими столкновениями и потерями в будущем. Реализация новой стратегии не должна повторить историю почти полного провала майских указов 2012 года — равно как историю простой перелицовки всех прежних проваленных национальных проектов. В стратегии представлены голые цифровые задания, без какого-либо их ресурсного обоснования и обеспечения. Стратегия — это и методы и механизмы реализации намечаемых целевых задач, новые, не имеющие аналогов в мире решения и манёвры, которые тоже в явном виде не предъявлены.

Сочинять любую стратегию без опоры на точные цифры и факты — пустое занятие. Это то же самое, что отправлять людей в разведку, не имея минной карты. У сочинителей нынешних стратегий таких цифр и фактов нет. Всё делается наугад, вслепую. Чтобы решать задачи по точному профилю и действовать уверенно и убедительно, необходима всеобщая инвентаризация и единая «дорожная карта» всех наличных ресурсов России. В России такой инвентаризации и такой карты никогда не было. Не в этом ли всеобщем незнании фактического положения дел — наша изначальная беда и причина совершаемых ошибок? Не с этого ли мы должны начинать «ваяние» всевозможных проектов и указов «как действовать» чиновникам со знанием дела. Грамотно и предприимчиво, чтобы уметь задания не только сочинять, но и исправно выполнять!

Настоящая стратегия — это то, что реально можно выполнить. Вместо этого перед нами тиражированные копии прежних наспех перелицованных «прожектов», представляющие собой худшие образцы «дремучего охранительства и бюрократической мертвечины», избавляться от которых настойчиво призывал всех чиновников России сам В.В. Путин в своей инаугурационной речи 7 мая 2018 года. С учётом изложенных соображений, обсуждаемая стратегия как настольное руководство к действию требует существенных исправлений и дополнений.

 

Советская Россия, №66, 2017 г.

  1. М.Чижов. «Общество вопросов»
  2. «Июньское обострение (1917)»

Советская Россия, «Голос народа», №30, 2018 г.

Н.Лиферов. «Денег нет» — денег тьма.

 

Советская Россия, №35, 2018 г.

Г.Платова. «Социальное жилье недосягаемо в социальном государстве»

 

Советская Россия, №38, 2018 г

Н.Арефьев. «Непостижимые маневры» (Слово с трибуны Госдумы)

 

Советская Россия, «Улики», №113, 5.04.2018 г.

В.Кожаров. «Нас пожирает рыночное пламя»

 

Завтра, №15, 2018 г.

Тезей придёт!  http://zavtra.ru/blogs/tezej_pridyot

расчеловечивание — главная причина всех наших аварий, катастроф, пожаров и наводнений

 

Завтра, №12, 2018 г.

  1. К.Семин. «Капитализм — свалка человечества»
  2. «Черный март, «Зимняя вишня»

Завтра, №16, 2018

Не хотим вымирать!  http://zavtra.ru/blogs/ne_hotim_vimirat_

заседание по вопросам демографии

 

Завтра, №20, 2018

Обобрать старушек?     http://zavtra.ru/blogs/obobrat_starushek

о повышении пенсионного возраста

Пенсионный возраст, похоже, поднимут. Народолюбивая общественность обзывает начальство людоедами, но, по-моему, и она в глубине души уверена: так и будет.

Могут ли люди работать после 55/60 лет? Разумеется, могут. Они и работают. И при советской власти работали, хотя там были существенные ограничения на получение пенсии одновременно с зарплатой. Но многие оставались работать — не только ради заработка, а просто потому, что привыкли, потому что любили своё дело.

Мой отец в 67 лет стал директором (с советской стороны) одного из первых совместных предприятий. Это было в Словакии, завод назывался «Робот» и выпускал промышленных роботов. Сейчас это трудно себе представить. Через несколько лет вернулся, и через полгода умер. Так часто случается с мужчинами, привыкшими всю жизнь напряжённо и трудно работать, а потом этого напряжения лишившихся.

Моя мама работала до 60 лет; работала бы и дальше, но в министерстве, где она служила, разрешалось оставаться только на пять лет после достижения пенсионного возраста. А вот моя бабушка, учительница начальных классов, ни одного дня не была на пенсии: она умерла в возрасте за семьдесят, работая; даже поболеть толком не успела. Она не мыслила себя без школы, без учеников. У моей дочки была точно такая же учительница; помню, мы праздновали её 70-летие. Моя свекровь ушла с работы крепко за семьдесят, и, надо сказать, довольно быстро «сдала».

Так что речь идёт не о возможности работать —  она есть, а о том, что у стариков отнимается возможность получать пенсию и работать. И не надо мне рассказывать, что по статистике работает лишь малая часть: я не верю статистике. В мелко-среднем бизнесе трудится громадное количество пенсионеров, они очень ценимы работодателями: свободны от семейных забот, старательны, ещё полны энергии. Трудятся они очень часто (не сказать — всегда) нелегально, без оформления. Это всем удобно: никаких социальных отчислений, так как они и так получают пенсию. Огромное число пенсионеров являются индивидуальными предпринимателями, обычно — мелкими торговцами. Все мои продавщицы —  индивидуальные, независимые торговцы, работающие (иные — ещё как работающие!) на себя. Примерно половина их — на пенсии. Так что тематику работающих пенсионеров я знаю не понаслышке и не по трудам статистиков.

Так что беда не в том, что работать старше нынешнего пенсионного возраста невозможно, а в другом. В том, что «раскулачивать» начали вовсе не с богатых, а с тех, кого не страшно тронуть, с самых слабых, от которых не боятся, что прилетит «ответка». Вот это и ощущается как страшная несправедливость, а вовсе не то, что половина (или сколько там?) мужчин не успевают пожить на пенсии. А что это, цель жизни, что ли, быть пенсионером? Труд — это нормальное состояние человека. Упадок нашей цивилизации проявляется, помимо прочего, в том, что она культивирует не труд, а досуг и праздность. На плаву человека держит труд, долг, обязанности, дисциплина — как неизменная спутница труда. Велемудрые западные эксперты недавно «домыслились» до очевидного: платный труд с соответствующими обязанностями отсрочивает старческое разложение личности, а вот хобби, которое можно бросить в любой момент и где результат не важен, — таким целительным эффектом не обладает. Кто бы мог подумать!

В увеличении пенсионного возраста возмущает, и справедливо, очередная попытка решить проблемы за счёт бедных и слабых, а не за счёт богатых и сильных, которых попросту боятся тронуть. А тронуть надо бы! Прогрессивный налог, серьёзное обложение богатой недвижимости, налог на роскошь — всё это давно изобретено человечеством. Ах, они (и люди, и капиталы) убегут за границу? Значит, надо запретить свободное трансграничное движение капитала, значит, принять иные известные меры. Не со стариков надо начинать!

Известный новосибирский экономист и статистик Григорий Ханин несколько лет назад рассчитал, откуда можно взять деньги на модернизацию: «…за счёт сокращения личного потребления домашних хозяйств, прежде всего наиболее обеспеченных (предполагается сокращение их доходов в шесть раз, среднеобеспеченных — в три раза, в следующей по доходам группе — на 30%). Только 20% наиболее обездоленного населения смогут сохранить или даже несколько увеличить нынешний уровень личных доходов. В целом в результате предлагаемых мер личное потребление домохозяйств сократится почти в два раза. При этом, поскольку сильнее пострадают наиболее состоятельные слои населения, соотношение доходов 10% наиболее состоятельных и наименее состоятельных граждан (децильный коэффициент) сократится с нынешних скандальных 30:1 до вполне приемлемых 6:1, на уровне Западной Европы и СССР 1960—1970-х годов».

Вот с этого следует начать, а не с пенсионного возраста.

Я в принципе против нынешней системы пенсий — дорогой и громоздкой. Я за то, чтоб каждый копил сам себе на старость, как, например, в Южной Корее. Но ещё больше я против решения финансовых проблем государства за счёт слабых. Это может привести к таким бедам, что и сильным не поздоровится.

 

Правда, №50, 2018

1.Как «повышают» зарплаты  http://gazeta-pravda.ru/issue/50-30693-18-21-maya-2018-goda/kak-povyshayut-zarplaty/

№50 (30693) 18—21 мая 2018 года

1 ПОЛОСА

Автор: Мария ПАНОВА.

Не успели бюджетники прийти в себя от прошлых «майских указов», как появились «майские указы» №2

УВЕРЕНА, что, подписывая первые «майские указы» в 2012 году, президент искренне желал бюджетникам всего самого лучшего. Судите сами: например, врачи должны были к нынешнему году получать 200% от средней зарплаты по региону — разве это не подарок?

А вот поди ж ты, учителя, преподаватели и медики в голос жалуются. И при этом трудно обвинить их в чёрной неблагодарности.

Пожалуй, единственные, кому в последние месяцы привалило счастье, — это московские врачи. Те из них, с кем мне довелось говорить, утверждают, что действительно с нового года в столице доктора меньше сотни тысяч рублей не получают. Хотя, если смотреть правде в глаза, благодарить за это приходится, скорее, не «майские указы» президента, а стремительно приближающиеся выборы столичного мэра.

Выборы вообще оказались по воздействию на зарплату бюджетников гораздо сильнее всяких указов, так как непосредственно перед президентскими выборами бюджетники в большинстве регионов внезапно ощутили весомую прибавку к своей зарплате, возрадовались и не подвели: проголосовали «как надо». Теперь, правда, неувязочка выходит: порой оказывается, что деньги эти не навсегда прибавили и тем или иным образом «переплату» придётся вернуть.

Например, как выяснилось, многие областные минздравы с целью повышения зарплат бюджетникам перед президентскими выборами не нашли ничего лучшего, как взять дополнительные кредиты. А что им делать-то было? Указ о повышении зарплат — вот он, а денег-то на него не выделено. Где их брать? А тут выборы — срочно нужно показать, что президент слов на ветер не бросает, вот и пошли с протянутой рукой в банки. Но кредиты ведь возвращать надо. И начали закручивать экономические гайки. Как, например, в Мурманской области, чтобы вернуть задолженность, предполагается срочно урезать программы вакцинации, детской диспансеризации, реабилитации детей-инвалидов, скорой помощи, санавиации, службы крови, иммунизации, профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Основных источников исправления ситуации, как всегда, два: с одной стороны, пациенты и учащиеся, из кармана которых нужно выскрести по максимуму, а с другой — сами учителя и медработники, у которых изымают «излишки».

Повсеместно предпринимаются попытки вернуть зарплаты на «довыборное» состояние. Например, по сообщению ИА «КраснодарМедиа», руководство Динской ЦРБ в Краснодарском крае решило снизить зарплаты сотрудников на 17% с 1 июля 2018 года в связи с тем, что перестаралось, исполняя «майские указы» президента, и перевыполнило план по темпам роста заработка на целых 25%, что привело к зашкаливающему росту кредиторской задолженности лечебно-профилактического учреждения. В случае отказа трудиться на предложенных условиях медикам предлагалось искать другую работу.

Вообще, с простыми бюджетниками у нас не церемонятся: не нравится — вали. Вот такое предупреждение получили хирурги и другие врачи одной из омских больниц: «Уведомление об изменении условий трудового договора… В связи с увеличением должностного оклада будет произведено соответствующее уменьшение размера выплат стимулирующего характера… В случае Вашего отказа от продолжения работы в новых условиях Вы будете уволены по пункту 7 статьи 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определённых условий трудового договора)…». Захотели бы вы лечь под скальпель этого хирурга сразу после прочтения им такого послания? А ведь подобные унижения сыплются на головы бюджетников ежедневно как из рога изобилия.

Происходит подобное повсеместно. Более 60 врачей и медсестёр городской больницы города Заволжье Нижегородской области пожаловались Владимиру Путину на лишение стимулирующих выплат. Снижение выплат по статьям «интенсивность работы», «диспансеризация отдельных групп населения работниками поликлиник» и ряда других затронуло терапевтов, педиатров и медсестёр: при большем объёме работы они стали получать в среднем на 3—5 тыс. рублей меньше. То есть руководство одной рукой в нужный момент поднимает оклады, влезая для этого в долги, а другой — забирает, чтобы эти же долги выплатить (подозреваю, что с процентами, и немалыми). На подобные нарушения жалуются преподаватели и медики из Карелии, Вологодской, Смоленской, Ульяновской, Рязанской областей, Хакасии и других регионов. И на что жалуются-то? Выходит, что на исполнение «майских указов».

Какие ещё пути «повышения» зарплат бюджетникам изобретают местные власти? Банковское кредитование может быть лишь единовременной акцией предвыборной показухи. Для долгосрочного эффекта изобретено ещё несколько способов повысить, не повышая: виртуальный, мягкий и жёсткий.

О виртуальном повышении зарплат писалось уже очень много. Происходит оно исключительно на бумаге, при помощи фокусов со статданными. Вот Росстат заявил, что в прошлом году средняя зарплата врача была на уровне 56445 рублей. А из опроса медиков фондом «Здоровье» следует, что почти у 60% врачей одна ставка составляет менее 25 тыс. рублей, ещё 10,8% получают от 25 тыс. до 30 тыс. рублей. Я собственными глазами видела расчётный лист опытного врача-терапевта Пензенской больницы за апрель этого года: должностной оклад 7001 рубль плюс надбавки за стаж и т.д., плюс оплата 6 (шести!) ночных дежурств — всего на руки 22615 рублей 68 копеек. И это при том, что в отделении лечится ровно в полтора раза больше пациентов, чем официально предусмотрено. Но что-то мне подсказывает, что в отчётах пензенского минздрава по «майским указам» обобщающие цифры выглядят несравненно лучше.

Так же с цифирью лихо манипулируют на уровне самих бюджетных учреждений. Например, кроме простого включения в расчёт средней зарплаты руководства учебного заведения с его баснословным жалованьем, существует ещё и новшество, когда преподавателей переводят на 75, 50 и даже 25% ставки при сохранении той же нагрузки и той же зарплаты, а в отчётах зарплата сразу вырастает вдвое и вчетверо. Предположим, зарплата профессора — 40 тыс. рублей. Если считать, что он работает на четверть ставки, то, соответственно, 100% будет равно 160 тысячам. И не важно, что реально такие деньги профессор и в глаза не видел, зато в отчётах всё более чем блестяще!

Кроме того, можно понизить официальную среднюю зарплату по области, и тогда достигнуть роста зарплаты до 200% становится несравненно легче. Лукавить можно не только с цифрами, но и с терминами. Например, приравнять среднюю зарплату бюджетников не к средней зарплате по области, а к так называемому среднему доходу от трудовой деятельности, то есть как раз к тому «серому» сектору экономики, где чаще всего официально демонстрируют зарплату практически на уровне минимального размера оплаты труда.

Другой, более мягкий способ «поднять зарплату» бюджетникам как раз и отражён в уведомлении омским врачам: оклад увеличивают, а премию, стимулирующие, компенсационные и прочие надбавки резко уменьшают. В отчётности зарплата выросла, а по факту какой она была, такой и осталась.

«С 2012 года повышают зарплату, — говорит терапевт из Подмосковья. — Ну как повышают, оклад больше стал, но почти все выплаты убрали. В 2012 году у меня оклад был 4600, сейчас — 12000, только зарплата в целом не изменилась совсем за пять лет. Убрали стаж, убрали стимулирующие и остальное. Я не жалуюсь на зарплату, только обидно: чтобы нормально зарабатывать, нужно «вкалывать» далеко не на ставку».

Третий, жёсткий путь — сокращение сотрудников и распределение нагрузки и, соответственно, зарплаты на оставшихся. При этом в учреждении могут быть не полностью или вообще не заполнены вакансии. Вплоть до того, что число сотрудников в два, а то и в три раза меньше того, что предусмотрено штатным расписанием. При этом есть установка не брать никого на освободившиеся места. Зато без увеличения фонда оплаты труда главврач — опа! — смог вдвое повысить зарплату. То, что работника заставляют трудиться на две ставки, даже если сам он этого не хочет, никого не волнует. Главное — отчётность! Страшно представить, что происходит, например, в отделении больницы, когда в этой ситуации кто-то уходит ещё и в отпуск: оставшиеся просто ни физически, ни морально не в состоянии выполнить весь объём работы. Стоит ли удивляться всем тем безобразиям, безразличию и даже хамству по отношению к пациентам или к учащимся, которые происходят в наших бюджетных учреждениях?! Люди работают на грани своих сил, выгорают, превращаются в бездушных роботов.

Поэтому-то бюджетники любое радостное обещание властей повысить им зарплату воспринимают, мягко говоря, без энтузиазма. Так, на днях Сергей Собянин сообщил, что в текущем году средняя заработная плата московских учителей увеличится до 110 тысяч рублей! Градоначальника понять можно: на носу мэрские выборы, пора направо и налево раздавать обещания. Вот как съязвила молодая учительница начальных классов Наталья Георгиевна: «Если когда-то учителя и будут получать 110 тысяч, то отожмут их так, что один жмых останется».

Ради победы на выборах, ради отчётов о супердостижениях в социальной сфере чиновники скребут по сусекам и латают Тришкин кафтан, чтобы навешать лапшу всем нам на уши. Только вот куплен весь этот блеск кровью и потом людей и разрушением остатков бюджетных здравоохранения, образования и учреждений культуры.

2. За глотком воздуха некуда бежать http://gazeta-pravda.ru/issue/50-30693-18-21-maya-2018-goda/za-glotkom-vozdukha-nekuda-bezhat/

№50 (30693) 18—21 мая 2018 года

4 ПОЛОСА

Автор: Мария ПАНОВА.

Ещё недавно считалось, что деревня — это свежий воздух, чистая вода… А сегодня деревенская жизнь может оказаться опасной для здоровья.

«МУСОРНЫЙ БУНТ» в Подмосковье косвенно приоткрыл ещё одну игнорируемую, но не менее актуальную проблему: в последнее десятилетие наши деревни превращались в захламлённые, замусоренные гетто, на территории которых становится всё опаснее жить. Немногочисленные местные жители, в основном глубокие пенсионеры или дачники, не в состоянии привлечь к себе внимание, и сил на борьбу у них нет.

Всероссийскую известность получила деревня Манушкино в Московской области, жители которой долго терпели соседство с горами отходов, пока тухлый запах от Кулаковского полигона довёл их до отчаяния и голодовки. Восстание жителей Московской области против полигонов ТБО привело к перераспределению мусорных потоков, и после блокировки полигона ТБО «Ядрово» мусоровозы нескончаемым потоком поехали на «Непейно», что сразу же ощутили на себе жители села Орудьева, поскольку через их населённый пункт и проходит дорога на свалку. Самый большой в Европе мусорный полигон ТБО «Малинки» размером 65 гектаров и приёмом отходов в объёме одного миллиона тонн в год планируется разместить среди лесов природоохранной зоны всего в трёх километрах от деревни Чириково Троицкого административного округа Москвы. Другая мегасвалка должна вырасти по соседству с деревней Михали Износковского района Калужской области, как и у деревни Зайково под Ирбитом (Свердловская область). Как видим, мусорная география отнюдь не ограничивается столичным регионом, и мусорные полигоны готовы умертвить сотни сёл и деревень по всей России.

Наши поля, леса, сёла удушаются не только официальными, но и многочисленными несанкционированными свалками. Даже сельскохозяйственные земли оказываются погребёнными под горами мусора, как, например, случилось в границах Верхнемамонского сельского поселения Воронежской области. И это уже не исключение, а стало почти что правилом.

Закрытие и временная остановка работы нескольких подмосковных полигонов ТБО привели к тому, что мусоровозы нелегально сбрасывают тонны мусора в леса, в реки и на поля. Привычное деревенское времяпрепровождение — рыбалка и сбор грибов и ягод — превращается в весьма неприятный процесс, когда грибники натыкаются уже не на единичные бутылки и бумажки, а на целые вонючие горные хребты, с которых по всем окрестным лесам разносятся мусорные отребья, а из речки скорее выловишь бочку из-под ядохимикатов, нежели леща.

К сожалению, не только отходы жизнедеятельности городов отравляют жизнь селян, но и их собственные мусор и канализация. Неумение, а порой нежелание местных властей организовать вывоз мусора из небольших населённых пунктов привели к тому, что сами деревенские жители и дачники просто вываливают все отходы за околицу. Отсутствие и неисправность канализации привели к тому, что, как я сама была тому свидетелем, стоки текут прямо по улицам. Так, по словам местных жителей, их село Десятниково Тарбагатайского района Республики Бурятия тонет в фекалиях. И это при том, что по результатам изучения экскурсионных туров оно в 2017 году стало одним из самых посещаемых сёл России.

Но и этого мало. Деревенскую экологию активно портят сельхозпредприятия. Особенно преуспевают в этом современные огромные птицефабрики, которые, по сути, являются настоящими экологическими бомбами замедленного действия. Так, например, село Идолга Татищевского района Саратовской области, как и десятки других деревень, оказалось в окружении гор помёта, словно ядовитым напалмом выжигающего всё вокруг.

Города и деревни оказались в одной экологической ситуации. И это равенство не радует. Бежать за глотком свежего воздуха и чистой воды больше некуда. А ведь все эти миллионы тонн мусора можно было бы, не загрязняя окружающую среду, перерабатывать и применять с пользой. И не нужно изобретать велосипеда: технологии давно созданы и успешно используются. Но нет, вся страна превратится в одну большую ядовитую помойку, чтобы удовлетворить аппетиты мусорной мафии. И если жители больших городов, уже просто в силу своей многочисленности и активности, ещё как-то могут вести борьбу, то у деревни просто нет ни сил, ни ресурсов побороть во много раз превосходящего врага.

3. За строительным забором http://gazeta-pravda.ru/issue/50-30693-18-21-maya-2018-goda/za-stroitelnym-zaborom/

№50 (30693) 18—21 мая 2018 года

3 ПОЛОСА

Автор: Александр ЗИМБОВСКИЙ. Профсоюзный активист.

Некоторые уроки экономической борьбы, которая продолжается

Об остром конфликте между строителями, занятыми на возведении жилого комплекса «Эстет» в городе Климовске Московской области, и фирмой «Мегаполис», нанявшей их на работу, «Правда» информировала своих читателей в номерах за 26 апреля и 27 апреля — 3 мая. Это лишь последний факт из многочисленных противостояний рабочих со столичными строительными компаниями. Он ярко свидетельствует о непрекращающейся классовой борьбе между пролетариями, с одной стороны, и капиталистами, а также с обслуживающим их интересы менеджментом — с другой. Да, классовая борьба — процесс двусторонний, его непримиримыми сторонами выступают не только наёмные, эксплуатируемые работники, но и работодатели, то есть эксплуататоры. Пока борьба между ними идёт по преимуществу в самой простой — экономической — форме. Но уже можно говорить о некоторых её уроках.

 

Положение в экономике

Завтра, №23, 2018

В.Катасонов. «Ограбление»

Вечером 6 июня главные темы на новостных порталах касались российской экономики. Новость пришла из Госдумы: выступая в недрах этого учреждения, министр как бы «экономического развития» Максим Орешкин сказал, что «правительство готовит пакет непопулярных мер». Каких конкретно — он не уточнил. Сразу запахло чем-то гайдаровско-чубайсовским.

А вторая новость пришла из Санкт-Петербурга уже 7 июня и связана с первой. Она рождена главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной, которая сообщила, что «новые меры правительства, которые сейчас обсуждаются в кабинете министров, могут кратковременно ускорить инфляцию до уровня выше 4%». Но Набиуллина же нас быстро успокоила: якобы инфляция быстро вернётся к целевому уровню.

С одной непопулярной мерой, так называемым «налоговым манёвром», мы уже столкнулись и чувствуем эту мудрую меру на заправках. Другое непопулярное решение тоже уже не скрывается власть предержащими — это повышение пенсионного возраста. При этом очевидно: скажем, женщина после 55 лет, а тем более после 60-ти, найти работу в наших условиях фактически не может. Однако с такой мерой власть намерена скоро поздравить «дорогих россиян». Что же ещё планируют идейные наследники Гайдара и Чубайса, раз они вот так, заранее готовят нас к «непопулярных решениям»?

Экспертные оценки

Мы соприкасаемся с экономикой через цены, через налоги, через денежные трансферты, через социальные услуги. И, соответственно, если говорить о ценах — они будут расти. Если говорить о налогах, то они тоже будут расти. Если говорить о каких-то денежных трансфертах — они будут просто исчезать. Одним из таких денежных трансфертов является пенсия. Ну, а если говорить о социальных услугах, оказываемых государством, то они тоже исчезают как утренний туман, потому что ещё в нулевые годы началась тенденция к их монетизации. А если у населения исчезают деньги, то, соответственно, исчезает возможность приобретения таких социальных услуг.

Таким образом, можно одним словом обозначить новейшую так называемую экономическую политику. Это слово — геноцид. Слово «экономика» используется здесь совершенно некорректно, поскольку у нас экономики нет. Экономика в переводе с греческого — это домостроительство, а у нас на протяжении четверти века наблюдается процесс доморазрушения. Некоторые говорят, что это хрематистика — процесс накопления. Но я бы всё-таки не стал называть происходящее хрематистикой, так если где-то накопления и происходят, то точно не в России и уж точно не в интересах граждан России. Так что правильно называть это ограблением — ограблением дома.

Видимо, грядёт повышение налога на добавленную стоимость с 18 до 20%. Это налог, который формально должен платить либо товаропроизводитель, либо продавец, но автоматом этот налог на добавленную стоимость включается в цену ритейла, то есть в ту цену, которую мы платим как розничные покупатели. Так что это просто закамуфлированная форма инфляции. Кстати, сейчас Набиуллина заявила о росте и возможном разгоне инфляции. Центральный банк вынужден включать печатный станок, и таким образом возникает эта самая инфляция. А все мантры насчёт «таргетирования инфляции» — это что-то из разряда нейролингвистического программирования нашего сознания, потому что любой грамотный экономист понимает, что такое инфляция. Инфляция — это нарушение баланса между денежной и товарной массами. Если вы действительно хотите бороться с инфляцией, то должны обеспечивать не только поддержание на определённом уровне денежной массы, но обязаны наращивать товарную массу. И лучшим способом борьбы с инфляцией является наращивание производства товаров и услуг. А вот об этом как раз Набиуллина вообще никогда не вспоминает. Более того, она делает всё возможное, чтобы уничтожить товарное производство в России. Таким образом, Набиуллина поступает с точностью до наоборот — она обесценивает российский рубль.

Как это можно охарактеризовать то, что было совершено в области так называемого «налогового манёвра» в нефтяной отрасли, что привело к удорожанию цен на топливо? Вряд ли в правительстве сидят совсем безумные люди — какую-то цель они всё же преследовали? Эту цель многие описывают как усиление потока дани на Запад. И я думаю, что речь идёт именно о выкачивании денег из Российской Федерации. Причём в этом манёвре самый главный элемент, который почему-то оказывается в тени — это отмена экспортных пошлин на вывоз чёрного золота. Это приведёт и уже приводит к тому, что у нас на внутреннем рынке не останется нефти. Или она (естественно, в переработанном виде бензина и дизельного топлива) будет продаваться по ценам мирового рынка. А основная часть добытой нефти, которая уйдёт за пределы Российской Федерации, тоже, соответственно, будет реализована по высоким ценам мирового рынка. И, как вы сами понимаете, вся эта выручка останется за пределами РФ, она осядет на счетах иностранных банков.

Как вы помните, в начале текущего десятилетия, когда Путин начинал свою предвыборную кампанию после президентства Медведева, он на одно из первых мест поставил такую задачу, как деоффшоризация российской экономики. А сегодня в своих выступлениях Путин уже не упоминает эту задачу. А это означает, что существует ничем не ограниченный вывоз капитала из России, вывоз инвестиционных доходов. Это и есть как раз то самое ограбление России в совершенно законченном варианте.

А та мера, которые правительство озвучило в целях борьбы с удорожанием бензина — снижение акцизов, — это для отвода глаз. И тут я опять вспомню Набиуллину — даже железная Эльвира вынуждена была признать, что акцизы не смогут спасти ситуацию, они только немного затормозят рост цен на чёрное золото.

7 июня на прямой линии с президентом Российской Федерации был задан вопрос: не стоит ли принять законопроект о повышении пошлин на экспорт нефти для урегулирования цен на внутреннем рынке? И Путин ответил: «Готовьте этот законопроект, я его поддержу». Но до того заявил: «Это только стимул, это, скорее, угроза в адрес нефтяных компаний, надеюсь, ничего подобного нам не потребуется, у нас был конструктивный диалог с нефтяниками и газовиками, но то, что понимание с их стороны есть, понимание того, что проблему нельзя загонять в угол, её надо решать — это очень хорошо». Так всё-таки поняли власти, что нужно изменить «бюджетные манёвры» — или не поняли? И что мы должны из этого понять?

Формулировка оруэлловская — двоемыслие, если не троемыслие. Казнить нельзя помиловать. Я ничего не понял из этой формулировки. Думаю, что всё останется в рамках прежнего решения, я имею в виду, что не вернут они экспортную пошлину. Главное, на что намекнул президент: всё решается в ручном режиме. Вызовет Путин Сечина и скажет: «Вот столько-то на экспорт, столько-то на внутренний рынок». Но управление в ручном режиме — это самый тухлый вариант, он приводит к очень печальным последствиям. Честно говоря, лишний раз убеждаюсь в том, что «наверху» всё очень субъективно и конъюнктурно.

Все «непопулярные меры», которых, видимо, не избежать, которые нам уже объявлены, были известны всем специалистам ещё до президентских выборов. Все прекрасно понимали, что эти «непопулярные меры» отложены на послемартовские времена. Но сейчас это всё связывается с так называемыми «майскими указами». Якобы именно для реализации этих майских благих пожеланий правительству нужно откуда-то взять 8 триллионов, этим и объясняются все «непопулярные меры». Но тут получается парадокс: «майские указы-2», по идее, должны быть реализованы для того, чтобы облегчить, улучшить, в том числе в социальном плане, жизнь каждой конкретной российской семьи, каждого человека. А для их реализации предлагается значительное ухудшение этой самой жизни.

«Майские указы» мало кто читает из граждан России. Вообще, мало кто читает те документы, которые выходят из недр правительства и администрации президента. Если бы люди их читали, у них бы волосы дыбом встали. Там концы с концами не сходятся. Люди во власти окончательно обнаглели. Они уже считают, что «пипл всё схавает», поэтому он не особенно заботятся о сохранении какой-то даже формальной логики. Что касается цифры 8 триллионов рублей, то деньги есть — и даже гораздо более серьёзные деньги. Просто об этом никто не говорит, существует своеобразное табу на обсуждение тех источников, которые у нас под рукой. Первый источник — это действительно большие остатки денежных средств на счетах Минфина, даже не говоря про те деньги, которые хранятся в кубышке под названием «суверенный фонд», Фонд национального благосостояния. До тех пор, пока эти деньги будут находиться в кубышке, мы должны признавать, что Минфин финансирует и кредитует американскую экономику, а также экономику наших закадычных «друзей» — ближайших союзников США.

Во-вторых, я хотел бы сказать, что у нас каждый год происходит утечка финансовых ресурсов, примерно составляющая 100 миллиардов долларов. Если взять по нынешнему курсу, то это почти те самые 8 триллионов, которые необходимы для выполнения «майских указов». Для того, чтобы воспользоваться этими деньгами, нам просто необходимо принять новый указ. Даже не надо закона — это можно сделать указом президента о введении контроля над трансграничным движением капитала. Затем уже не спеша можно это оформить в виде закона. Собственно, закон с таким названием есть — это федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле», но в середине нулевых годов этот закон был окончательно выхолощен, и практически все шлагбаумы, все ворота были снесены. Поэтому спекулянты могут сюда приходить, здесь заниматься мародёрством и выезжать за пределы страны, образно выражаясь, с полными чемоданами. Так что это безобразие можно закончить буквально завтра, но этого никто не делает. И более того, это никто даже не рискует озвучивать, даже в Государственной Думе, даже те партии, которые мы называем оппозиционными. Так что возможностей более, чем достаточно, но власть, которая сегодня у руля в России — это компрадорская бюрократия, которая обслуживает интересы метрополии.

Интересна стилистика слов, которые мы слышим о том, что для выполнения майских указов, которые должны улучшить положение народа России, для начала нужно это положение народа ухудшить. Эти слова являются калькой с того, что мы слышали в начале 90-х — один к одному. «Дорогие россияне, — говорил Ельцин, — потерпите немножко». Мы помним, как Гайдар и Чубайс увещевали — «буквально один месяц будет плохо, зато потом мы будем жить как в Швейцарии». Потом речь шла о двух месяцах, потом речь шла о трёх месяцах, потом заклинали — «всего год осталось потерпеть, и мы заживём, ну, как в раю». Так как очевидно стилистическое сходство того, что происходит сейчас, и того, что происходило тогда, очевидно ли и то, что это обещанное райское завтра так же никогда не наступит, как не наступило вследствие обещаний Гайдара, Чубайса и Ельцина?

Понятно, что все эти обещания — просто нейролингвистическое программирования, некая форма массового гипноза. Достаточно, например, обратиться к «майским указам», которые упоминались во время предыдущего срока Путина. Давайте мы с вами посмотрим, насколько эти майские указы были выполнены. По некоторым позициям — ноль, по некоторым позициям, как говорят «ответственные лица», 20%, по некоторым позициям — 50%. Извините, если выполнено 50% или ноль, то кто-то за это должен отвечать? А поскольку ни один волос с головы ни одного чиновника не упал, то, соответственно, налицо полная безответственность. Соответственно, такова же цена и нынешних «майских указов-2».

В общем-то, это такой отработанный уже столетиями приём — погружать человека или в какую-то ностальгию, или, наоборот, питать его какими-то надеждами будущего. Человек всё-таки должен жить сегодня, сейчас. «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь», как сказано в песне. Это очень серьёзный вопрос, выходящий за темы финансов и экономики. В основе нашей русской цивилизации — Слово с большой буквы. И уничтожение нашей цивилизации началось именно с уничтожения Слова. Слово с большой буквы — это вторая ипостась Бога, это Христос, это Евангелие. Но, к сожалению, нас захватила чума под названием «число». Собственно, то, что мы называем капитализмом — это погоня за числом, это совершенно сумасшедшая страсть приумножения нулей, это общество числократии. А сегодня, после того, как человечество уже пожило в сумасшедшем доме под названием числократия, наступает следующая фаза уничтожения человека и человечества — это цифра. Цифра имеет несколько смыслов — например, цифра как буква, обозначающая число. А сейчас цифра понимается как некий управляющий сигнал, «диджит». И с помощью так называемой «цифровой экономики» (на самом деле, здесь тоже сплошные подмены понятий) нас пытаются загнать в электронный концлагерь.

Для того, чтобы нам всё-таки противостоять этим тенденциям, мы должны возвращаться к Слову. Мы должны возвращаться к Пушкину, мы должны возвращаться к Священному писанию. И я думаю, что это действительно очень серьёзное наше оружие обороны и последующего наступления.

Завтра, 2017, №32

С.Глазьев. «Снова на те же валютные грабли»

Завтра, 2017, №33

«Слово и цифра» (Изборский клуб)

Советская Россия, 2018, №14

А.Чупраков. «Игрок или жертва?» (О процессе по делу Никиты Белых.

Завтра, 2018, №14

А.Анпилогов. «Куда плывет корабль «Россия»?

А.Вассерман. «Прописные истины»

Советская Россия,  2018, №38

Г.Зюганов. «Мы у очень опасной черты» (Выступление при обсуждении отчета правительства в Госдуме)

Советская Россия, 2018, №41

Г.Зюганов. «Смена курса — сохранение России»

А.Кравец. «Кого спасают контрсанкции?»

Правда, 2018, №37

Т.Офицерова. Экономика не прорывная, а прорванная.

Н.Арефьев,  Выступление на заседании Госдумы

Завтра, № 16, 2018

В.Катасонов. «Кормления»